5 фильмов про то, что дом – лучшее место на Земле 

Любовь к дому — это не про новые занавески или стены модного цвета «Винздорский розовый». Любовь к дому — это про взросление, ностальгию и возвращение. Кто сможет ютиться в плотно заселённой коммуналке, а потом с тоской вспоминать о чудном, но совершенно чудовищном с точки зрения быта прошлом? Кто вернётся от крашеной соблазнительницы и раздельного питания к Горгоне и голубятне? Вспоминаем фильмы, где герои всей своей выдуманной киношной жизнью подтверждают тезис: дом – самое лучшее место на Земле. 

«Покровские ворота»

(реж. Михаил Козаков, СССР, 1982) 

«- Вы такой одинокий? — Как Вам сказать.“Воспоминания горькие, Вы вновь врываетесь в мой опустелый дом”.»

«Покровские ворота» — не просто одна из самых популярных, а одна из самых народных отечественных кинокомедий. Герои — почти как родственники, которых очень, даже слишком хорошо знаешь: аспирант Костик («молод, очень молод»), его тётушка («изысканная как мадригал»), артист эстрады Велюров («служитель муз»), Маргарита Хоботова («женщина сказочного ума»), Савва Игнатьевич («в нём есть начиночка») и Лев Евгеньевич («отставленный, но не вполне отпущенный»). Леонид Зорин, автор блестящей одноимённой пьесы, по которой очень точно был снят фильм, создал тесно населённую московскую коммуналку 50-х, где кипят страсти, закручиваются интриги и бесконечно строятся отношения — запутанные, но высокие, высокие! Дом в фильме Михаила Козакова хоть и собирает под одной крышей людей, которые постоянно спорят, ругаются и ссорятся, но в то же время является олицетворением времени, эпохи и атмосферы, когда объединяющего больше, чем разобщающего. Через 30 лет Костик, повзрослевший, рассудительный и умеренный (как и обещал), возвращается к месту своей юности, где от старой коммуналки вот-вот и не останется ничего. Кажется, бульдозер ломает только коробку, но на деле он расправляется с живой памятью, потому что дом — это не стены, а прошлое и мы, навсегда оставшиеся в нём. «Молодость, ты была или не была? Кто ответит, куда ты делась? И только ветер в аллеях Нескучного сада заметает твои следы».


«Любовь и голуби» 

(реж. Владимир Меньшов, СССР, 1984)  

«Страшную весть принёс я в  твой дом, Надежда. Зови детей.»

Дом у сельского работяги Василия Кузякина – типично русская полная чаша. Жена пилит и ругает, сосед склоняет к пьянству, дети растут и играют на нервах. Несчастного Василия вечно дергают, но судьба (злодейка!) даёт пожить другой, хоть и короткой отпускной, жизнью на курорте «Органов движения» — с прогулками под луной и беседами с чаровницей из отдела кадров. Надо сказать, простой дядя Вася из деревни испытание такими соблазнами не выдерживает. Да и кто бы выдержал?

Комедия о любовных перипетиях Василия (Александр Михайлов), Надежды (Нина Дорошина) и Раисы Захаровны (Людмилы Гурченко) тоже давно стала в нашей стране народной и тоже по понятным причинам — слишком уж много там реальных, совсем не киношных персонажей и сцен. Пока Василий не уезжает на курорт, дом в фильме мы видим, в общем, как место конфликтов, но кто в России не знает, что милые бранятся — только тешатся? И финал киноленты народную мудрость подтверждает: какими бы ни были задушевными курортные разговоры о телекинезе и экстрасенсах, всё рано или поздно вернётся на круги своя — к дому, семье, голубятне.


«Джуманджи»

(реж. Джо Джонсон, США, 1995) 

«Ко мне пристают, потому что я Пэрриш, а я буду жить в доме, названном в честь меня.»

Жизнь семьи Пэрриш – предел мечтаний для большинства жителей американского городка Брэнтфорт. Пэрриши владеют обувной фабрикой и живут в шикарном белоснежном особняке с бесконечной количеством комнат и извивающейся мраморной лестницей — настоящее семейное гнездо городских богачей! Но наследник — подросток Алан — своему счастью не рад. Напротив, громкая фамилия, которую он вынужден носить, его раздражает и злит — с ней больше ответственности, спроса и проблем. В сердцах он кричит своим родителям: «Я не хочу быть Пэрришем!», а старинная (как будто) настольная игра, по всем законам приключенческого кино, исполняет его желание и уносит мальчика куда подальше — в дикие джунгли.

Фантастическая история о сражениях с хищниками, охотниками и страшными существами лишь на первый взгляд кажется приключенческой, на самом же деле она о другом. Большая мораль картины гласит: желай аккуратно, цени, что имеешь, и не торопись взрослеть. Настоящий честный и смелый человек – не тот, кто готов всё потерять, а тот, кто больше всего на свете хочет сохранить родной дом и всё, что с ним связано. Иногда, чтобы это понять, требуется 26 лет.


«Амели» 

(реж. Жан-Пьер Жене, Франция, Германия, 2001) 

«- Я живу здесь 4 года и никогда с вами не говорила. — Да ведь я никогда и не выхожу из квартиры. Ещё встретишь на лестнице какую-нибудь “дрель”, консьержки чего стоят.»

Прелестная мечтательная француженка Амели Пулен много бывает дома. В детстве она была вынуждена делать это из-за неверного диагноза, поставленного её отцом (он решает, что у неё врождённый порок сердца), и опыт общения с другими людьми у неё ничтожно мал (зато желания — хоть отбавляй). Впрочем, Амели — не единственный затворник фильма. Ещё один — художник по прозвищу Стеклянный человек, который вообще из квартиры не выходит, потому что, во-первых, у него хрупкие кости, а во-вторых, он боится сломаться под тяжестью реальной жизни. Как и Амели, он предпочитает спокойное домоседство неспокойному течению жизни, которое чем дальше от дверей дома — тем быстрее. Удалось ли ему спрятаться от него за мягкими стенами и нелюдимостью? Конечно, нет, что к лучшему — как минимум пара друзей на старости лет у него появляется. Забавно, что именно главный отшельник фильма подталкивает Амели на шаг, обеспечивший хэппи-энд по-французски: «У вас кости не стеклянные. Для вас столкновение с жизнью неопасно. И если вы этот шанс упустите, тогда со временем сердце у вас станет абсолютно таким же сухим и ломким, как мой скелет. Действуйте сейчас, чёрт возьми».


«Правила жизни французского парня»

(реж. Бенжамен Гедж, Франция, 2013) 

«Мы проводим треть жизни во сне. В свои 23 я уже значительно расширил этот показатель. Одна из моих страстей — валяться на постели»

Герой французской мелодрамы Себастьян — типичный домосед, который этим гордится. Парень ничего не хочет от жизни и ни к чему не стремится. Ему откровенно нравится сидеть дома, читать книги, болтать с друзьями, мечтать и отдыхать. «Единственное, чем я всегда хотел заниматься — это ничем», — говорит Себастьян. Казалось бы, вот оно — живое воплощение девиза Carpe diem. Но окружающие не слишком им довольны, бездельник – тёмное пятно на теле современного, динамично развивающегося общества!

Парня можно было бы сравнить с нашим Обломовым, но только Себастьян совсем не лентяй и тюфяк, а наоборот – вполне привлекательный молодой человек с передовыми взглядами на жизнь. Он уверен, что для счастья не нужно строить карьеру, и прочее по списку, зато можно получать пособие (а во Франции оно вполне годится для жизни) и наслаждаться  свободой и ничегонеделанием.

В этом фильме предпринята попытка пересмотреть типичные взгляды на жизнь: стоит ли покидать зону комфорта ради призрачных идеалов? Точно ли нужно страдать ради того, что тебе не нужно? Может, лучше потратить бесценные минуты своей жизни на душевный комфорт, мягкий диван, уютный дом? Не такие пустые вопросы, как выясняется.

Мария Соловьёва