Про отмороженных арендодателей

Оценивая свой одиннадцатилетний опыт съёма квартир в Воронеже и Москве, до сих пор сомневаюсь, что во всём этом самое отвратительное: сами ли квартиры, убитые-переубитые, с залитыми какой-то мерзкой липью плинтусами, с обоями времён перестройки, с зассанными ваннами, унитазами и раковинами; или хозяева этих квартир, которые то утомят частыми визитами и тупыми вопросами, то обвинят тебя, что ты что-то там у них украл, наподобие двух блинчиков с мясом; или же мальчики и девочки, с которыми иногда приходилось снимать жильё, а также все их родственники и друзья, которые заваливаются в гости, а тебе бы они сто лет не впёрлись. В общем, открываю цикл эссе по этим трём направлениям. Направление первое — арендодатели.

Где-то с четвёртого курса журфака, а на тот момент я сменила штук десять квартир в Воронеже,  у меня оформилась навязчивая мечта всей жизни: выстроить всех этих кровососов в шеренгу и расстрелять с особой жестокостью. Жить нельзя, жить надо — одно слово. Воронежские хозяева квартир в большинстве своём как бы «голодные», так и хотят за постой в их сраном сарае со стогом сена вместо кровати содрать с тебя побольше. Но страшно усложняет дело тот факт, что в Воронеже, при средних зарплатах в десять-двенадцать тысяч рублей (на момент 2008-2010), однушка стоила шесть-восемь тысяч. Как-то полгода я получала, например, девять тысяч, а за квартиру отдавала шесть. Жить нельзя, жить не надо — одно слово.

Мама пересчитала твои зубные щётки и обнаружила, что их три, зачем тебе три зубные щётки?

Помимо «голода» воронежские кровососы ещё отличаются паранойей. Может быть, это к студентам у них такое отношение, но все порабощены навязчивой идеей: она у меня что-нибудь украдет, она будет водить мужиков, она заведет собаку и собака тут всё перегадит, она не оплатит коммунальные и так далее. И тебя постоянно контролируют, а как же. Я вот до сих пор страшно жалею об одном событии. Позвонила мне хозяйка квартиры на левом берегу (квартира пустая, красть там нечего, сняла я её всего лишь на полгода, днём и ночью страдала над seo-копирайтингом, чтобы вовремя платить) и говорит: я, мол, послала свою маму к тебе на квартиру, она пересчитала твои зубные щётки и обнаружила, что их три, зачем тебе три зубные щётки? Святые угодники, я всю оставшуюся жизнь буду сокрушаться, что не ответила: двумя я жопу себе вычищаю. Два раза.

Московские хозяева — все люди занятые, некоторых я вообще не видела ни разу. Но тут, извините, и квартиры среднего ценового сегмента хуже клоповника, что уж трястись за них. Попадаются такие, которые живут только со сдачи этих квартир. А иногда даже не квартир, а комнат в квартире, в которой живут сами. Вот, кстати, это самый конченный тип: я вообще не представляю, чтобы нормальный человек, в трезвом уме и здравой памяти, начал бы сдавать свою однуху или двуху, в которой сам и живёт. Либо совсем уже нищета, либо алкоголизм. А если чисто от скуки, то это совсем клиника — они не отстанут, будут за тобой ходить, разговаривать, домогаться. Хуже, чем жить с хозяевами, нет ничего на рынке аренды недвижимости! Если вспомнить самых ненавистных моих арендодателей, то в Воронеже — это девушка с внешностью трансвестита, хозяйка квартиры в Юго-Западном (остановка Аптека), а в Москве — один наиленивейший, наизанудливейший мужик, у которого мы снимали однушку в Бутово.

Взрослый мужик, с высшим образованием, просто закупает себе крупу и живёт. И всё.

Первая была моей ровесницей, училась заочно на журфаке. Где-то год назад у неё умерла мама и оставила ей эту квартиру. Девка была как будто в страшном горе, но в солярий, на маникюр и педикюр ходила регулярно. Так как нужны были деньги на своё содержание и на содержание своего тупого хмыря, который с ней жил, она напустила в дом квартирантов. Ну и я оказалась среди них. Каждый день она ревела белугой, когда днём ругалась с этим хмырём, ну а ночью они мирились. Как только видит тебя одну — сразу к тебе и давай ныть, как она несчастна и одинока. И очень тупая. Просто предельно тупая. Зато уже со своей квартирой. Там я прожила два месяца и, чтобы не свихнуться, переехала в ещё один дурдом, сменить обстановку.

А московский арендодатель вообще не работал и не работает уже несколько лет. Взрослый мужик, с высшим образованием. Просто закупает себе крупу и живёт. И всё. И больше ничего. В Москве такая адская плотность населения, работающим людям жить негде, а он просто живёт в новой однушке, полученной по наследству. Просто живёт и ест крупу. Я бы послушала ещё, как такие персонажи понаехавших гонят прочь. Очень смешно! Крупу бы на что они, интересно мне знать, покупали? И, вы не поверите, жирный такой, страсть. Как будто на сносях, сучара. Может, они так и размножаются, эти хозяева квартир – митозом?

Елена Торшина

Редакция не несет ответственности за содержание авторских колонок. Более того, редакция не всегда согласна с мнением автора, с его суждениями, в т.ч. и о третьих лицах, с его стилем изложения, но очень уважает свободу слова.