Битва полов

Если можно где-то в современном мире найти аналог микрокосма, предельно воплощающего многогранность бытия – то это, однозначно, ремонт, который делают вместе мужчина и женщина. Потому что в одной этой сюжетной точке, словно под обложкой «Войны и мира», сходятся и преломляются комедия и драма, бытовая проблематика и философское начало, героический пафос и, разумеется, боевые сцены.

муженственность Иллюстрация: Екатерина Васина

Вот, скажем, родители моего приятеля – милые, интеллигентные супруги предпенсионного возраста – решили как-то сделать легкий косметический ремонт в своей гостиной. Поскольку в семье всегда возводились в культ либеральные ценности, то цвет обоев в комнате было решено выбирать демократическим путем – на семейном совете, открытым голосованием. В выборную комиссию вошли хозяин, хозяйка, их сын – мой приятель, его супруга и дочь. Заседание началось часов в семь вечера, но уже к половине девятого стало понятно, что несложный дизайнерский вопрос внезапно разросся до масштабов мировоззренческого кризиса – члены семьи никак не могли сойтись в восприятии нужного цветового оттенка. Мужчины задумчиво колебались между темными и светлыми обоями. Женщины в это время ожесточенно обсуждали преимущества экрю перед сомоном и слабые стороны терракота по сравнению с льдисто-розовым. Обстановка постепенно накалялась еще и тем, что женская часть семьи периодически требовала от мужской внятных и аргументированных комментариев по сути вопроса.

Точку в двухчасовом семейном споре удалось поставить только в тот момент, когда мой приятель отчаянным жестом фехтовальщика выхватил из кармана свой смартфон и судорожно запустил в «Яндексе» онлайн палитру оттенков. Проникнутое высокими технологиями семейство снизило экспрессивность высказываний, потратило еще полчаса на выбор нужной цветовой гаммы и постановило в итоге выбрать светлый желто-розовый оттенок. Приятель же мой, которому и предстояло в перспективе заказывать обои нужного цвета, постановил в глубине души, что без соответствующей цветной распечатки даже соваться в магазин стройматериалов не будет, поскольку совершенно не в силах описать такому же мужику-консультанту, насколько именно светло-желтыми и одновременно светло-розовыми должны быть обои. В итоге этот колористический коллапс все-таки разрешился благополучно: в покупке обоев милостиво приняла участие жена приятеля, ткнувшая в рулон нужного цвета, пока сам приятель подыскивал подходящий к фактуре обоев клей, который одновременно бы еще и участвовал в акции сезонных скидок.

Еще одна дружественная мне молодая семейная пара получила в наследство полуразрушенную «сталинку» на последнем этаже и с энтузиазмом затеяла в ней самостоятельный ремонт. Это был их первый опыт совместного преобразования пространства, а потому границы фантазии молодой хозяйки простирались в необозримые дали: то она мечтала сделать ванную с витражным окном, не смущаясь тем, что оно выходило бы на лестничную площадку, то предлагала заменить дверные проемы ренессансными арками или сделать вместо обычных кроватей подвесные гамаки. Муж терпеливо и молча записывал все эти идеи в специальный блокнот, который открывал в конце недели, делал к каждой записи небольшой чертеж-набросок, затем лез в интернет и просчитывал стоимость материалов и работ. И пусть их ванная так и осталась без окна, но зато такого оригинального подиума-дивана перед панорамным окном с видом на город точно больше нет ни у кого!

Для тех союзов, кто уже накопил богатую совместную «ремонтную историю», очередной парный ремонт становится порой эффективным психотерапевтическим средством.  Ведь тут обычно всегда налицо интеллектуальный вызов, помноженный, как правило, на лимит всех остальных ресурсов. Тем более, подобное партнерство обычно бывает уже несколько пресыщено стандартными ремонтными решениями и потому погружается в поиск чего-то оригинального, стремясь максимально разнообразить свою жизнь, а заодно – и жизнь всех окружающих.

Помнится, мои соседи как-то решили кардинально преобразить свой балкон, дабы, наконец, поставить жирную точку в пятилетней истории ремонта своей квартиры. Кардинальность преобразований заключалась в идее сделать там что-то вроде зимнего сада, поскольку хозяйка увлекалась разведением лилий. В тщательные расчеты необходимого уровня влажности были втянуты все соседские родственники с более-менее техническим образованием. Особые светильники, спроектированные по спецзаказу, ехали на их балкон чуть ли не из Сколково. Хозяин героически оплатил керамические кашпо и прочие элементы фитодизайна, мудро не вдаваясь в детализацию счета. Наконец, все приготовления были закончены, и лилии заняли свое почетное место под лучами балконного солнца.

Хозяин квартиры гордо водил соседей на экскурсии по своему фитобалкону. Хозяйка высаживала всё новые и новые сорта. А потом настало лето, все лилии  одновременно зацвели и их насыщенный цветочный аромат плотным слоем накрыл не только соседский балкон и квартиру, но и весь подъезд на три этажа вверх и вниз.

С одной стороны, плюсы этого были очевидны – цветочное благоухание напрочь забивало все остальные подъездные запахи, включая даже открытый люк в подвал. Но, с другой стороны, самым близким к эпицентру сложно было смириться с постоянным пребыванием внутри цветочной лавки, а особенно тяжко пришлось хозяину квартиры.  На фоне этой интенсивной аромотерапии в соседской семье разыгралась сцена в духе ранних рассказов О’Генри: хозяйка, было, уже совсем решилась заменить свои шикарные лилии на робкие, совершенно не пахнущие кактусы, когда хозяин благородно сообщил, что зря не послушал ее и сэкономил на установке нормальной вытяжки, но уже исправился и заказал всё необходимое.

Одним словом, сочетать разные гендерные подходы к ремонту не только полезно, но и в большинстве случаев довольно практично. Пусть со стороны такой парный ремонт представляет собой цепь ярких и разнообразных картин, за которыми лучше всего наблюдать, вооружившись невозмутимым эпическим спокойствием. Изнутри же такое строительно-отделочное сотрудничество часто позволяет отчетливо, до мельчайших подробностей обнаружить все особенности характера своего партнера, а иногда – и свои собственные, неожиданно сильные или слабые стороны. А не это ли есть лучший подарок на любой из наших гендерно-ориентированных праздников – хоть 23 февраля, хоть 8 марта?

Мария Ерохина