Дом, который построил Уве

“Дома ему по душе. Их можно понять умом. Их можно рассчитать, начертить на бумаге. Они протекут, если не латать крышу. Они рухнут, если не укреплять фундамент. Они справедливые, эти дома, всегда платят тебе тем, что ты заслужил. Не то что люди.” Наш автор — о книге Фредрика Бакмана “Вторая жизнь Уве”, соседях (плохих и хороших) и доме, рассказывающем о человеке много больше, чем он сам.

Говорят, не покупай дом — купи соседа. Это правда: неудачное соседство способно отравить жизнь даже в самом благоустроенном месте. Вот, например, угрюмый старик, который только и делает, что инспектирует территорию ТСЖ: как бы кто чего не нарушил (стоит такому заметить, что вы сделали что-то “неположенное”, устроит головомойку с чтением нотаций). Или тридцатилетний увалень, который даже припарковаться нормально не может — то почтовый ящик снесёт, то на клумбу заедет. Или мать семейства, которая и думать не станет про личное пространство, если ей от вас что-то нужно. Фредерик Бакман в своей истории про Уве столкнул очень разных соседей, но в итоге рассказал трогательную историю о взаимопомощи, поддержке и терпимости, которых очень не хватает в современном мире.

Главный герой, пенсионер Уве, вряд ли вызовет симпатию с первых страниц: неуживчивый бирюк, который только и знает, что придирается к мелочам да брюзжит. Читаешь зарисовки из его жизни и то и дело вспоминаешь реальные случаи, изо всех сил сочувствуя тем, кто вынужденно сталкивается со своими «уве». Но тут Бакман проделывает фокус, перематывая плёнку на много лет назад и давая возможность читателю “пройти путь человека в его ботинках”. И вот перед нами Уве-школьник, Уве-юноша и Уве-молодой муж. Проживая вместе с ним переломные моменты жизни, читатель вдруг ловит себя на мысли, что незаметно переходит на его сторону. И теперь понятно, откуда такое раздражение к социальным службам и почему Уве не признаёт “энтернет” и отчего сокрушается, что нормальный кофе варить разучились. 

История Уве — о том, как страшно оказаться в мире, где перестали ценить надёжность и прочность. Где все меняется со скоростью света. Где ты можешь прийти на работу и узнать, что тебя списали в утиль. Уве — человек дела, своими руками построивший дом — прожил простую честную жизнь во время, когда вещи было принято не выкидывать, а чинить. И — самое главное — не только вещи. Вот, например, как Соня, жена Уве, сравнивает любовь с долгой жизнью в одном доме: “Полюбить кого-то — это всё равно как поселиться в новом доме.  Сперва тебе нравится, всё-то в нём новое, и каждое утро себе удивляешься: да неужто это всё моё? Всё боишься: ну ворвётся кто да закричит: дескать, никто не собирался селить вас в такие хоромы. Но годы идут, фасад ветшает, одна трещинка пошла, другая. И ты начинаешь любить дом уже не за достоинства, а скорее за недостатки. С закрытыми глазами помнишь все его углы и закутки. Умеешь так хитро повернуть ключ, чтоб не заело замок и дом впустил тебя с мороза. Знаешь, какие половицы прогибаются под ногами. Как открыть платяной шкаф, чтоб не скрипнули дверцы. Из таких вот маленьких секретов и тайн и складывается твой дом.” И не в этом ли заключается бесхитростный секрет их счастья?

Вот почему дом Уве — не просто дом. Это отражение его пути, хранилище его воспоминаний. Здесь нет ничего случайного или лишнего, в каждой детали — история его прежней жизни. Вот кухня, где они с Соней в полседьмого садились завтракать (она — варёными яйцами, он — бутербродами). Вот заколка, забытая Соней на сосновом столе. Вот записка, написанная её рукой. «И пол – весь исчерченный следами протекторов.” И решительно невозможно убрать эту заколку или покрасить пол, ведь кто тогда останется свидетелем их с Соней счастья? Уве охраняет свой дом от посторонних, охраняя тем самым свои воспоминания. Открыть кому-то другому входную дверь так же непросто, как открыть душу, вдруг шум чужих голосов заглушит эхо Сониного голоса? Но вот на пороге Уве возникнет новая соседка Парване, жизнерадостная мать семейства, которой вечно от старика что-нибудь нужно, и с этого момента жизнь Уве круто меняется. Как именно — намекает уже само название книги: Уве ждут настолько грандиозные перемены, что хватит на целую “вторую жизнь”.

Надо отдать должное стилю Бакмана и работе переводчика Руслана Косынкина: книга читается на одном дыхании, а фразы Уве тут же хочется разобрать на цитаты. Бакман пишет без надрыва, в меру разбавляет трагичность юмором, и в итоге мы получаем очень жизненную историю, которой безоговорочно веришь, а в персонажей — влюбляешься. “Вторая жизнь Уве” — не просто очередная отличная книга, это нечто большее. Она утешает, даёт надежду на вторые шансы даже после самых тяжёлых жизненных потрясений, и — главное — бросает мостик между людьми разных поколений и убеждений, приглашая пойти навстречу друг другу. Редкую книгу хочется скупить всем тиражом и раздать всем вокруг, чтобы её непременно прочли. История об Уве — именно такая.

Наталия Шелагурова