Есть ли будущее у экоархитектуры в России?

Если и существуют в мире вещи, помогающие поверить, что будущее уже наступило (по крайней мере, не за горами), то экоархитектура, несомненно, принадлежит к их числу. В самом деле, доживем ли мы с вами до колонизации Марса – вопрос открытый, а вот умные дома, идеально вписанные в окружающий ландшафт, потребляющие минимум энергии, с полным циклом переработки отходов – вполне объективная реальность.

А начиналось всё полвека назад, во времена энергетического кризиса и растущего общественного беспокойства по поводу экологических проблем. После столетия бездумной и безудержной эксплуатации ресурсов планеты люди всерьез начали задумываться о том, что же они оставят потомкам. Именно в те годы начала формироваться концепция «устойчивого развития», sustainable development – идея гармоничного неразрушительного прогресса. И частью этой концепции стало современное «зеленое строительство», задача которого – минимизировать вредоносное воздействие на окружающую среду (и, разумеется, на самого человека) всеми возможными способами. Способов этих великое множество, отсюда и разнообразие направлений экоархитектуры – от проектов высокотехнологичных городских агломераций до хижины в лесу из подручных материалов. Основные же принципы «зеленого строительства» следующие.

18_10 Иллюстрация: Ирина Фатеева

Энергосбережение. «Зеленый дом» должен потреблять минимум энергии – концепция «пассивного дома». В идеале вовсе ничего не потреблять, а то и производить избыток энергии – «активный дом» . Помимо светодиодных ламп и прочего хай-тека к услугам архитектора целый набор инженерных решений, позволяющих сократить энергозатраты на освещение, вентиляцию и отопление – от световых колодцев до «ловцов ветра», которыми проветривали свои дома еще древние персы и египтяне. В сборе энергии «пассивные дома» доходят до натурального крохоборства, умудряясь запасать тепло от лампочек, бытовых электроприборов и даже самих хозяев и их домашних питомцев.

А некоторые решения выполняют сразу несколько полезных функций. Зеленая крыша, например, это и тепло-, и шумоизоляция, и очистка дождевой воды, и производство кислорода, и просто красиво, наконец. Плюс, разумеется, выработка энергии из возобновляемых источников – солнечные панели, ветряки и так далее. Помимо энергии зеленый дом бережет воду. Сбор дождевой воды, переработка и очистка канализационных стоков, краны с фотоэлементами (убрал руки – перестало течь) – да-да, а вы как думали, у нас каждая капля на счету.

Экологичность стройматериалов, которая трактуется достаточно широко. Речь может идти как о местных природных материалах, не требующих особых энергозатрат на доставку и обработку – камень, песок, глина, водоросли, солома, древесина быстрорастущих пород (например, бамбук), так и о разнообразном вторсырье – строительный мусор, переплавленный металлолом и даже автомобильные покрышки.

И, естественно, зеленый дом должен обеспечивать комфортную и здоровую среду для своих обитателей.

Впрочем, и дом-трансформер, и дом-дерево, и передвижной дом-капсула – пока что скорее прообразы «зеленого будущего», первые ласточки, не делающие погоды.

Разумеется, одновременно совместить все принципы зеленого строительства в одном проекте – задача крайне непростая, но многие ее довольно успешно решают и воплощают на практике. Американский архитектор Марк Рейнольдс еще в 70-е начал строить «земляные корабли» (earthships) – полностью автономные, не подключенные ни к каким коммуникациям дома из старых покрышек, наполненных землей. За сорок лет сообщество «судовладельцев» разрослось по всему миру, было построено около 2000 «кораблей» в 25 странах. Подобных домов разной степени автономности с каждым годом строится всё больше – как энтузиастами-одиночками, так и коммерческими компаниями на продажу.

Впрочем, и «земляные корабли», и дом-трансформер, и дом-дерево, и передвижной дом-капсула – пока что скорее прообразы «зеленого будущего», первые ласточки, не делающие погоды. И если бы зеленое строительство ограничивалось только ими, всерьез о нем и говорить бы не стоило. В конце концов, не то что семь миллиардов населения Земли, но даже и «золотой миллиард» физически невозможно расселить в индивидуальные дома. Урбанизация – процесс неостановимый, стало быть, наше будущее – это город. А будущее города определяется государственной политикой, и в этом плане ситуация (по крайней мере, в развитых странах) позволяет смотреть вперед пусть и со сдержанным, но все-таки оптимизмом. В 1990 году в Великобритании был разработан экологический стандарт BREEAM, спустя десять лет он был адаптирован в США и Канаде (LEED), и сейчас по этим стандартам в мире сертифицировано более 300 тысяч строений.

На всякий случай уточним – речь, разумеется, не идет о том, что каждое из сертифицированных зданий соответствует сразу всем вышеперечисленным принципам зеленого строительства. В обоих стандартах есть масса критериев, по которым выставляются баллы, и чтобы пройти сертификацию, нужно набрать больше 30 баллов из 100 в британской версии, или более сорока – в американской. И да, нигде в мире эти стандарты, увы, не являются общеобязательными, всё сугубо добровольно. Ну извините, я же сказал – смотрим в будущее со сдержанным оптимизмом. Очень сдержанным.

Впечатлились? А теперь спускайтесь с небес на землю. О какой экоархитектуре говорить, когда мы даже парковками новостройки обеспечить не можем?

А чтобы вовсе не пасть духом, посмотрите, какие чудеса могут творить талант архитектора, инженерная мысль и высокие технологии. Вот китайский лотос, использующий геотермальную энергию для отопления и кондиционирования. Вот японские сады Семирамиды. Малазийский зеленый завод. Сингапурские деревья-киборгиСад космических размышлений в Шотландии. Художественный музей Милуоки, который расправляет крылья в солнечную погоду. Парижский музей Бранли с зеленым фасадом. Или вот немецкий Гелиотроп, который вращается вслед за Солнцем (эту идею, кстати, украли у архитектора Вертибутылкина из «Незнайки в Солнечном городе» — вот оно где, будущее!)

Посмотрели? Впечатлились? А теперь спускайтесь с небес на землю. Сколько я ни оттягивал этот печальный момент, но придется все же вернуться к теме нашей статьи. То есть, попытаться ответить на вопрос, есть ли будущее у экоархитектуры в России. И конечно, вместо конструктивного ответа в голову первым делом лезут нецензурные восклицания и язвительные реплики. Дескать, о какой экоархитектуре тут говорить, когда мы даже парковками свои новостройки обеспечить не можем? Когда воткнуть 20-этажную свечку во двор – для нас обычная практика? Когда мы строим не пойми как и не пойми из чего? И так далее, и тому подобное. Весь этот шлак (вместе с философскими вопросами типа «а есть ли вообще будущее у России?») мы терпеливо отметем, и попробуем рассуждать спокойно. Взвешенно и беспристрастно.

А взвешенно и беспристрастно получается, что есть оно, будущее. Только очень неблизкое. Потому как – ну вот, помните, нам лет пять-шесть назад обещали модернизацию и инновации? Еще президент такой был – Медведев, с айфоном такой – помните, может быть. Ну, и как у нас с инновациями дела? Так вот, с экоархитектурой будет еще хуже. Потому что, во-первых, на этот счет нам даже и пообещать никто ничего не удосужился пока. А во-вторых, в области электроники и хай-тека у нас хоть какие-то наработки с советских времен оставались. А в области зеленого строительства и того нет. Да что там говорить, у нас даже общепринятой терминологии для этой отрасли сих пор не сложилось – кто-то говорит об экоархитектуре и экодевелопменте, кто-то – о зеленых домах и зеленом же строительстве (а про «пассивный» и «активный» дома я вообще молчу).

Человек, ищущий поводы для сдержанного оптимизма, всегда их найдет.

То есть, проблема номер один – это проблема кадровая. Фактически некому эти самые чудо-дома проектировать. Даже и на западе с этим беда, потому что отрасль-то совсем молодая – два-три десятка лет от силы. А у нас не беда даже, а катастрофа, поскольку помимо собственно архитекторов, нужны же еще и инженеры, причем очень высокой квалификации, да и строить должны не гастарбайтеры. По сравнению с этим вторая проблема – собственно, технологическое отставание – даже как-то меркнет, потому что технологии-то покупать мы можем, а вот с покупкой мозгов (не говоря уже о выращивании собственных) всё гораздо хуже.

А впрочем, черт его знает, в каком порядке эти проблемы расставлять, потому что проблема номер три – она для всей отрасли фундаментальная, что здесь, что там. Попросту дорого. Недешевые игрушки – эти зеленые дома, особенно у нас, с учетом вышесказанного. Дополнительные затраты, разумеется, будут со временем окупаться за счет низких (а то и нулевых) трат на энергию и содержание постройки, но это утешение скорее для того, кто строит себе домик в лесу, чем для девелопера, причем отечественного. И тут мы вплотную подходим к проблеме номер четыре, и проблема эта называется Государство. Напомню, что на западе зеленое строительство – всего лишь часть концепции устойчивого развития. Концепции, которая в развитых странах реализуется уже более двух десятилетий на государственном уровне. Пусть и не так быстро, как хотелось бы, но все-таки реализуется. Раздельный сбор мусора, переработка отходов, сбережение всех и всяческих природных ресурсов, энергоэффективность, постепенный переход на возобновляемые источники энергии – всё это уже реальность. Там. А здесь – увы, пока что декларации и несбыточные мечтания.

Так что же, всё совсем беспросветно? Нет, конечно. Человек, ищущий поводы для сдержанного оптимизма, всегда их найдет. Во-первых, путь энтузиаста-одиночки и у нас никому не заказан. В покрышках, например, недостатка нету, так что тот же «земляной корабль» построить вполне можно – там, где климатические условия позволяют. Во-вторых, по данным Совета по экологическому строительству, понемногу продвигается и процесс экологической сертификации зданий. На конец сентября 2014 года России по стандартам LEED и BREEAM были сертифицированы аж 43 строения, преимущественно офисной недвижимости. Таковы объективные данные, а уж как их трактовать, и пуст или полон этот стакан – решайте сами.

Дмитрий Петропавловский