Жилые комплексы оборудуют системой распознавания лиц

Выясняем с экспертами, так ли близко и реально это будущее, в котором за нами будет следить Большой брат — робот.

В чем новость?

Корпорация “Калашников” — та самая, которая производит оружие и снаряды — запускает пилотный проект по внедрению систем распознавания лиц в жилых комплексах. Об этом “Известиям” рассказал генеральный директор корпорации Владимир Дмитриев. Минстрой идею одобрил, и теперь “Калашников” ищет застройщиков-добровольцев, готовых испробовать нововведение на себе.

Иллюстрация: Полина Васильева

Зачем нужна такая система?

Предполагается, что биометрическая система в корне изменит представления об охраняемых жилых объектах. Во-первых, посторонние не смогут проникнуть на территорию строительства какого-либо объекта — это поможет девелоперам. Во-вторых, никаких посторонних на территории уже возведённых жилых комплексов — это поможет управляющим компаниям. И всё — без участия человека: то, что раньше делали охранники, в будущем заменят умные датчики и камеры.

Как система работает?

В базу данных вносится информация обо всех жильцах дома и тех, кого жильцы хотят у себя видеть. Так биометрическая система читает буквально по лицу входящего: это свой — можно пускать, а это чужой — ему не открывать.

Это что, во всех новостройках будет?

Нет, это лишь пилот, частная инициатива, которая Минстрою понравилась — там считают, что биометрическая система способствует повышению безопасности граждан. Так что если кто-то из девелоперов вдруг возьмёт это на вооружение, Минстрой будет рад.

Но роботы и умные системы ведь тоже иногда ошибаются?

Верно, от сбоя не застрахован никто. Это значит, теоретически система может и хозяина в дом не пустить, и, напротив, начать пускать всех подряд. К слову, что делать с посторонним, который на территорию уже как-то проник, пока непонятно. Система ведь призвана в том числе заменить охранников, которые могут оперативно среагировать и постороннего с территории вывести, в то время как сама система о постороннем может только оповестить. Но Сергей Смирнов, старший партнёр в Vysotsky Estate, считает, что в биометрической системе как таковой ничего сложного нет, и проблема кроется совсем в другом.

“Система распознавания лиц уже встроена в мобильные телефоны. По сути, наши лица уже собраны в одну большую систему данных, так что не составит труда сделать биометрию доступной технологией. Только от чего нас это защитит? Сегодня и без пластических операций любой косметолог может “наколоть” лицо до неузнаваемости. Поэтому в век, когда злоумышленник может легко обойти такие системы, в них просто нет смысла. Всё давно решили качественные домофоны”.

Работа системы подразумевает, что где-то будут храниться данные о том, кто ко мне приходит?

Да, и в этом одна из главных этических и юридических проблем внедрения биометрических систем. Вся собранная информация должна храниться где-то, и кто-то будет обязательно иметь доступ к этому “где-то”. Маловероятно, что все покупатели недвижимости с радостью воспримут новость о таком, казалось бы, оправданном вторжении в частную жизнь.

“Система распознавания лиц — это палка о двух концах, — говорит Сергей Смирнов. — Она может быть полезна, ведь эта система фиксирует лица всех, кто входил в мой дом. Но если я — состоятельный человек, первой моей мыслью будет: “Кому и зачем ещё эта информация может попасть в руки?” Поэтому я не думаю, что идея с биометрическими системами “взлетит”.

Кроме того, пока не совсем понятно, как и кем будет контролироваться вход в хранилище данных. Ведь если в систему можно внести данные о жильцах, то с таким же успехом  — и не исключено, что со злым умыслом — туда могут попасть те, кто доступ на территорию дома иметь не должен.

Разве это всё не регулирует закон?

“Сейчас защита персональных данных регулируется Федеральным законом «О персональных данных» от 27.07.2006 N 152-ФЗ, — напоминает Константин Бобров, директор юридической службы «Единый центр защиты». — Этим законом установлены многочисленные правила, в частности, касающиеся порядка получения этих данных, их хранения, передачи, уничтожения и др.”

Но в новых условиях этого будет мало, изменения в законодательстве будут жизненно необходимы. Константин считает, что, в первую очередь, они будут касаться закрепления порядка получения согласия от жителей дома на подгрузку сведений о них в систему распознавания лиц.

“Также изменения потребуются в части того, каким образом узаконить подгрузку данных о третьих лицах в систему распознавания и их передачу в организации и государственные органы, если эти люди не имели намерения причинить вред кому-либо из жителей дома”, — говорит Константин.

Явно не все захотят вносить свои данные. Их же не могут заставить?

Нет, конечно. Вот почему Константин Бобров полагает, что с повсеместным внедрением систем распознавания лиц возникнут сразу несколько типов правовых споров.

“Во-первых, по искам самих жителей, данные которых подгружены в систему распознавания лиц без их согласия. Во-вторых, по искам третьих лиц, данные которых подгружены в указанную систему тоже без их согласия. По первой категории споров вопрос будет решаться в пользу жильцов, поскольку установка системы распознавания в доме – право граждан, а не их обязанность. А так как это право, то им можно и не воспользоваться, не дав своего согласия. По второй категории споров всё будет зависеть от того, какое правовое регулирование создаст законодатель. К примеру, если он закрепит обязанность работников, обслуживающих систему распознавания лиц, в определенный срок удалять автоматически сохраненные данные о третьих лицах, то в случае её неисполнения спор будет разрешен в пользу этих третьих лиц”.

На кого лягут финансовые издержки внедрения биометрических систем в жилые комплексы?

Разумеется, на покупателя недвижимости. Внедрение технологии биометрической аутентификации, пока это не приобрело массовый характер с неизбежным удешевлением производства и установки,  поначалу девелоперу будет стоить дорого, а значит, подорожает и квадратный метр защищённого умной системой дома. Вот почему есть прогнозы, что в итоге умными системами будет оснащаться только элитная недвижимость.

А покупателю вообще нужна безопасность?

“Как бы странно это ни звучало, в России у покупателей недвижимости безопасность не стоит на первом месте, — говорит Сергей Смирнов. — Даже в тех местах, где стоимость подземной парковки не слишком высока, люди всё равно “бросают” личное авто около дома. Сигнализации в квартиры проводят единицы. Только для одного из восьми покупателей имеет значение, что дом охраняемый. И закрытая территория им нравится, скорее, тем, что маленькие дети за неё не выбегут”.

Юлия Исаева