Из Италии с любовью

Виктория Сергеева, прожившая в Вечном городе шесть лет, рассказывает, как зимой ездила греться в Россию, почему на итальянцах в разводе итальянки ставят крест и что может заставить вернуться из любимого Рима в провинциальный городок Энгельс.

Попала в Италию я «по вине» мужа, с которым познакомилась на сайте знакомств. Год мы переписывались, а потом решили встретиться. Первым приехал Мауро. До этого он бывал в Питере, но провинция от северной столицы сильно отличается. В Энгельс, где я жила, он прилетел в феврале, в мороз и холод, и ему на удивление понравилось. Сказал, что Петербург такой же, как все европейские столицы, и ничего нового он там не увидел, а в провинции совсем другой мир. Потом уже я поехала погостить в Рим на две недели, за которые страшно влюбилась в страну, язык и еще больше – в Мауро. А через год мы поженились, и я туда переехала насовсем.

20 Иллюстрация: Гоша Лошадкин

Когда приезжаешь в Рим, как будто попадаешь на другую планету. Все по-другому и очень странно: обычаи, жизненный уклад, быт. Банально начиная с сортировки мусора, когда пластик отправляется в одну корзиночку, а бумага – в другую. Или в супермаркете тебе на выбор десять видов картофеля. У нас картошка – это картошка, а у итальянцев она одного сорта, другого, для жарки, для варки.

Я вообще не говорила по-итальянски, и первое время была как маленький ребенок, который ходить умеет, а говорить – нет.

Все думают, что Италия – это тепло и солнце круглый год. Но как я мерзла зимой в Италии, я не мерзла никогда в жизни. Даже в России при минус 40. В Риме нет привычного нам центрального отопления, лишь в некоторых районах. В большинстве же небольших частных домов отопление только автономное, стоящее очень дорого (газ из России в Европу поставляется по очень высоким расценкам), поэтому включают его редко, часа на четыре вечером. Плюс дома построены из туфа – пористого, как губка, камня, который совершенно не держит тепло. Как только выключается отопление, тепло тут же уходит на улицу, и моментально становится холодно. Для меня это было неожиданностью и шоком. Шесть лет я мерзла стабильно с октября по апрель, а прошлой зимой вообще приехала греться на родину.

В Италии дети поздно отпочковываются от родителей. Если вообще отпочковываются.

Итальянцы доброжелательны и сразу переходят на «ты». «Выкают» в очень редких случаях. Даже в городской администрации, куда люди приходят оформлять документы, обращаются на «ты». Такое неформальное обращение расслабляет, и ты чувствуешь себя комфортно.

В Италии дети, даже женившись, поздно отпочковываются от родителей. Если вообще отпочковываются. Здесь очень много «семейных» домов в два-три этажа, где под одной крышей дружной семьей живут бабушки, дедушки, мамы, папы и молодожены с детками. Мы с Мауро жили отдельно только последние полгода. А до этого – сначала в одном доме с его родителями, но в отдельной квартире, а потом еще два года вместе с ними. Постоянно находиться в таком тесном контакте тяжело, все-таки хозяйка в доме должна быть одна, а итальянские мамы – это итальянские мамы: по дому все в основном делала свекровь, помогать мне не разрешала. Если я хотела погладить или постирать свою одежду, случались жуткие скандалы с криками: «Мы же семья! Я сама!». Готовила на всю семью тоже она, несмотря на то, что особо не любила это дело. Мамы там главы семьи, хоть и делают вид, что это не так.

Двухэтажный дом, в котором мы жили с семьей Мауро, с нуля построили его бабушка и дедушка в те времена, когда еще было реально отхватить себе кусок земли и там самовольно построить жилье. В Риме очень много недвижимости, построенной без разрешения. И каждый год власти легализуют постройки разных времен, но какие-то все же определяют под снос. Так что семье мужа повезло, что их жилье когда-то легализовали.

В их домах мне нравятся ванные комнаты, которые по размерам больше кухонь в советских квартирах.

Больше всего в нашем доме мне нравилась большая терраса и просторный двор, где круглый год росли абрикосы, лаврушка и лимоны, которые, когда цветут, пахнут просто невероятно. Из них свекровь делала домашний лимончелло или запекала с ними рыбу. Летом на террасе удобно загорать, а зимой, если совсем уж холодно, гулять с собакой. А еще в итальянских домах мне нравятся ванные комнаты, которые по размерам больше кухонь в советских квартирах.

Итальянский ремонт – это всегда только крашеные стены и плитка на полу. Когда мы только переехали, решили сделать в нашей комнате ремонт. Я предложила мужу поклеить обои – уютно же! Мы проехали уйму магазинов, но обоев так и не нашли. Вообще. Никаких. В итоге всего несколько видов мы нашли в единственном магазине, где продавцы нас с подозрением спрашивали: «А вы уверены, что хотите обои?». Сейчас мы делаем ремонт в квартире, которую купили в Энгельсе, и рабочие рассказывают нам: «Вот поклеим обои! Замечательные итальянские сейчас есть!». Я им отвечаю: «Вы знаете, в Италии обоев вообще нет». А стены в нашем новом доме мы будем красить, да.

Молодые итальянцы обставляют свои квартиры в основном мебелью из «Икеи» или Mondo Convenienza – такая местная бюджетная марка, которая производит очень дешевые и удобные вещи хорошего качества. А вот в домах старшего поколения, как, например, у родителей супруга, мебель всегда добротная, старая, в классическом стиле: тяжелые шкафы из настоящего дерева, большие серванты с выставленными в них бокалами, из которых пили еще прадеды нынешних владельцев.

Самая дешевая квартира в 35 кв.м. стоит от 115 тысяч евро, и надо понимать, что это вся квартира, а не полезная площадь.

В Италии сейчас сложилась такая сложная экономическая ситуация, что получить ипотеку практически невозможно. Рабочие контракты теперь заключаются на срок от трех до шести месяцев, так что гарантий, что человек проработает на одном месте больше, нет, и банки не решаются давать кредиты. Да и жилье стоит очень дорого. Сначала мы хотели купить квартиру в Риме, искали довольно долго, объездили кучу районов. Самая дешевая однокомнатная квартира в 35 квадратных метров стоит от 115 тысяч евро, и надо понимать, что 35 метров – это вся квартира, а не полезная площадь, как считается у нас. За те деньги, что были потрачены нами на приобретение трехкомнатной квартиры в Энгельсе, там не купишь даже гараж.

У римской недвижимости есть одна интересная особенность: там нет типового жилья, все планировки разные. Сколько мы смотрели квартир – ни разу не видели двух одинаковых. Одну квартиру мы практически купили, но оказалось, имеются проблемы с документами из-за того, что она была многоуровневой: одна комната располагалась на одном этаже, другая – на другом, в туалет можно было попасть, поднявшись по ступенечкам. Когда застройки нелегальные, как только не исхитряются строить.

Мы снимали квартиру площадью 30 квадратных метров, к которой прилегала терраса в 25 «квадратов». И такова еще одна особенность римских квартир – жилье может быть супермаленьким, но терраса должна быть огромной.

Налог на доход составляет от 23%, а для предпринимателей – до 60%, а кому хочется отдавать больше половины своего заработка?

Аренда жилья в Риме стоит от 500 евро. Плюс оплата коммунальных услуг, что обходилось нам в дополнительные 100-150 евро. Но желающих снимать жилье все равно очень много.

Свою съемную римскую квартиру мы нашли в газете частных объявлений, типа нашей «Из рук в руки», напрямую от хозяина. Риелторов там много, но берут они за свою работу очень дорого, поэтому их всячески избегают. Договор аренды мы тоже не заключали, но так делать, конечно, нельзя – за этим в Италии строго следят. Налог за арендованное жилье двойной: платит и тот, кто снимает, и тот, кто сдает. Хозяева квартир, которые должны в обязательном порядке подавать в налоговую инспекцию данные о сданном жилье, платить, естественно, не хотят, потому что суммы весьма внушительные. Например, налог на доход составляет от 23%, а для предпринимателей – достигает 60%, а кому захочется отдавать больше половины своего заработка?

Дорого там все – и электроэнергия, и газ, и вода. Поначалу экономия воды кажется ужасно странной. Я привыкла, что можно поваляться в ванной утром, чтобы проснуться, а вечером после работы – чтобы расслабиться. А тут быстренько принял душ – и все. Да и мытье посуды выглядит непривычно: набираешь тазик воды, моешь, а потом спешно споласкиваешь водой под краном.

Мои родители мне кажутся более активными, более страстными и более итальянцами, чем римские родственники.

Мои итальянцы – свекор и свекровь – вопреки стереотипам, вообще не темпераментные. Когда я приезжаю к своим родителям, мне кажется, что они более активные, более страстные и более итальянцы, чем римские родственники. А родители Мауро очень спокойные, никаких тебе страстей.

Новостроек в Риме практически нет. Строят очень мало и только по тому же типажу, что и старые дома. В центре Рима есть всего лишь две настоящие высотки – стеклянные небоскребы. На фоне массовой исторической застройки смотрятся они очень странно, но итальянцам нравится. Говорят, красиво.

Молодежью в Италии считаются все, кто моложе 35 лет. Когда я приехала сюда в свои 22, Мауро мог сказать про кого-то: «Я тут встретил одну знакомую девчонку». Я спрашивала, сколько ей лет, и могло выясниться, что 40. А я думала: ну ничего себе девчонка. Хотя и в России в магазине к бабушке иногда обращаются «девушка».

Кастелли Романи — в часе езды, но для итальянцев такое расстояние немыслимо. Как для москвича в Нижнее Поволжье съездить. 

Итальянцы до старости молоды душой и телом. Моему свекру 72, он очень активный, бодрый, работает до сих пор. Мой дедушка старше него всего на три года, но это небо и земля – он по-настоящему старенький, доживает свой век. Не знаю, почему такая разница: оба тяжело работали, пережили не самые простые времена, поднимали детей. Возможно, дело в постоянном солнце, но на жизнь и происходящее вокруг итальянцы однозначно смотрят проще.

Рядом с Римом есть небольшие города типа Кастелли Романи, где жилье гораздо дешевле. Находится он в часе езды, но для итальянцев такое расстояние немыслимо. Как для москвича в Нижнее Поволжье съездить – очень далеко и очень долго.

Город моей души – Монтепульчано. Малюсенький городок можно полностью обойти за 40 минут. И с панорамных зон там открываются такие виды, что каждый раз я рыдаю, потому что так красиво быть просто не может.

В Италии говорят, если мужчина развелся, на нем можно поставить крест.

В первое наше совместное путешествие по Италии Мауро отвез меня в Тоскану – очень душевный регион, увидев который однажды, другой уже никогда так не впечатлит. Ну да, красиво. Ну да, хорошо. Но не Тоскана с ее ровненькими виноградниками, высаженными как будто по линейке, с зелеными холмами и кипарисами.

Где бы я не хотела жить, так это в Венеции. Она совершенно не впечатлила меня, хотя я там была в разное время года. Муж влюблен в Венецию, и когда вез меня туда впервые, говорил: «Вот сейчас ты увидишь! Сейчас тебе понравится!». А мне показалось, что это киношная декорация и все вокруг неживое, ненастоящее.

В Италии говорят, что если мужчина развелся, на нем можно поставить крест. Итальянки после развода социально очень защищены, все совместное имущество в большинстве случаев отходит им. И муж потом должен платить алименты не только на детей, но и на бывшую супругу до тех пор, пока она снова не выйдет замуж, причем приличные такие алименты. Понятно, что женщины в этом случае не очень-то торопятся снова выскочить замуж. Кузен Мауро после развода платил бывшей супруге 600 евро (месячная стоимость съемной квартиры!), что несправедливо, на мой взгляд. Она же не инвалид, молодая, хорошенькая девушка, которая может работать и зарабатывать.

Наш римский сосед, которому за 70, всю жизнь снимал жилье, и это не считается зазорным.

Большинство итальянок учатся, строят карьеру, добиваются независимости. Тех, кто считает, что женщина должна быть хранительницей очага, сейчас гораздо меньше. Именно поэтому Италию накрыла волна международных браков, когда мужчины стали жениться на девушках из стран СНГ. В нас еще сильны консервативные, патриархальные ценности: семейный очаг, уют в доме, чтобы муж был накормлен, напоен.

В Италии есть государственные компании, предоставляющие коммунальные услуги (газ, электричество, вода), а есть частные. В основном все хотят иметь дело с государственными, а частные не очень любят, потому что они агрессивны и навязчивы – каждый день звонят, приходят домой, атакуют, давят, чтобы с ними заключили контракт. К тому же было несколько инцидентов, которые плохо сказались на их репутации: сначала предлагали услуги по сниженным ценам, а потом внезапно повышали тарифы. Так что теперь все стараются держаться за старые добрые государственные компании. Пусть иногда их тарифы и не такие выгодные, но какая-никакая стабильность, да и не так страшно, что тебя нагреют.

Долго жить на съемной квартире и не обзаводиться своей у итальянцев не считается зазорным. Наш римский сосед, например, которому за 70, всю жизнь снимал жилье. У них вообще принято относиться к материальным ценностям не так истерично.

Главное мерило успеха у итальянцев – свобода.

Машина – это средство передвижения, а не показатель статуса. Итальянцы начинают водить с 17 лет, потому что без автомобиля в Риме сложно – на велосипеде по брусчатке особо не поездишь, разве что на горном, а велодорожки сделаны кое-как – они то прерываются, то начинаются снова через квартал. Шикарные тачки часто не встретишь, в основном битые или старые. Никто над ними не трясется, потому что парковок все равно нет. Зато много ездят на скутерах, итальянцы их очень любят.

Когда другие говорят, как хотят переехать в Италию, хочется сказать им: не путайте туризм с эмиграцией! Когда ты едешь куда-то в отпуск, разумеется, видишь только положительное: и персонал отеля пытается тебе угодить, и в ресторане с тобой всегда обходительны, потому что ты привез им деньги, за что они очень благодарны. Вот и складывается впечатление, как все прекрасно и здорово. Когда же ты начинаешь жить в стране, вот тогда все встает на свои места. Для меня, например, неожиданно неприятным стал тот факт, что там полностью платная медицина. Бесплатны услуги так называемого семейного доктора, что-то вроде нашего терапевта, который занимается только тем, что выписывает направления к другим врачам. Болит рука? Держи направление к хирургу. Беспокоит горло? Иди к лору. А потом еще нужно отстоять полгода в очереди к этому платному специалисту. Мне однажды нужно было сдать анализы, так вот я заплатила за них столько, за сколько, кажется, можно было слетать в Россию, пройти все обследования и вернуться обратно.

Главное мерило успеха у итальянцев – свобода. Они очень любят путешествовать, и когда не могут себе позволить частых поездок, у них начинается настоящий личностный кризис. Сейчас я в поиске той работы, которая даст мне возможность внести свой вклад в наши семейные путешествия, теперь уже по городам России, потому что для нас это очень важно.