Как жили дворяне?

Именные кольца для салфеток, одёжные крючки, бывшие свидетелями дамских прегрешений, а также прибор для определения свежести яиц, стульчик подагрика и ещё дюжина вещиц дворянского быта, ныне вышедших из употребления. Россия, которую мы потеряли — в кратком словаре предметов.

Антимакассары салфетки на спинках диванов и кресел, которые часто украшали кружевами и вышивкой. Применялись антимакассары для защиты обивки от макассарового масла – средства для волос, которым пользовались мужчины, укладывая прическу и спасаясь от облысения. Уже давно мужчины не злоупотребляли ни маслом, ни бриолином, ни помадой для волос, а салфетки всё ещё цепко держались за кресла – вплоть до 60-х годов прошлого века. Ныне антимакассары, разумеется, без кружев, прописались  в поездах и самолётах — вдруг кто-то купит в отпуске редкое ныне макассаровое масло?

1

«Интерьер в Павлине», С.М. Соллогуб, 1840-е

 

Бульотка – металлический сосуд, подогреваемый снизу спиртовкой. Вскипятить воду в таком было проблематично, но налитый кипяток долго не остывал. Сначала бульотка применялась на охотах и пикниках, позже прочно вошла в быт петербуржской интеллигенции, которой самовар был антипатичен.

2

«Пикник в розовом саду», В.С. Первунинский

 

Ванька – металлическое приспособление для снятия сапог наподобие плитки с углублением для каблука. Вам кажется это излишеством? А вы попробуйте снять высокие сапоги, когда застёжек-молний ещё не придумали, а ваш денщик опять пьян!

 

Грелка – не резиновая подушечка, а массивная металлическая сковорода с крышкой, на длинных ручках. Внутренность заполнялась горящими углями. Этой грелкой согревали постели – представляете, насколько это было пожарооопасно?

 

Дверной молоток – круглое кольцо, которым колотили об дверь в отсутствие звонка. Традиционно кольцо держала в зубах медная голова льва. Фигурирует в сериале «Шерлок» — по дверному молотку Шерлок определяет, что к нему пожаловал братец Майкрофт, который скрупулезно поправляет кольцо.

1

 

Закладка для книг употребляется и сейчас, но далеко не в таких масштабах. Закладки для книг родились раньше самих книг, когда появились тексты, которые невозможно было прочитать за один раз. О необходимости закладок говорит тот факт, что придворный мог попасть в тюрьму, загибая листы старинных фолиантов из императорской библиотеки. Серебряная, золотая или шелковая, считалась изящным подарком, говорящем о вкусе дарителя. Закладки, предусмотренные издателем книги и встроенные в неё, зачастую были очень сложной конструкции, а порой носили и просветительские функции – в старинном издании Брэма закладки сделаны в виде фигурок животных, передвигающихся на кожаных шнурках. Закладки домашнего рукоделия порой выглядели настоящими шедеврами.

"Натюрморт со старинными книгами", С.Н. Андрияк

«Натюрморт со старинными книгами», С.Н. Андрияк

 

Кольца для салфеток. В книге «Искусство светской жизни. Как вести себя дома и в гостях», изданной в 1855 г.,  рекомендуется иметь для каждого члена семьи индивидуальное кольцо, помеченное его именем – чтобы отличать, где чья салфетка. Ведь каждый-то раз не настираешься, а тут хотя бы подобие гигиены! Гостям же рекомендовалось подавать в безымянных кольцах салфетки чистые, из стирки – и на том спасибо.

"Две матери. Мать приемная и родная", В.Е. Маковский (1905-1906)

«Две матери. Мать приемная и родная», В.Е. Маковский (1905-1906)

 

Курильница. Понятие о вентиляции имелось самое смутное, и необходимость проветривания ещё не была столь очевидна. Чтобы немного освежить воздух, использовались курильницы, напоминающие современные ингаляторы. Пары кипящей воды со скипидаром считались особенно полезными детям и слабогрудым.

 

Лампа с дробью. Дробь в лампе полагалась не для стрельбы, а для противовеса. Внушительное устройство на цепях, с фарфоровым абажуром, керосиновой горелкой и шаром, наполненным дробью, поднималось под потолок. Если лампу нужно было опустить, дробь отсыпали в специальную чашку. По свидетельствам современников, модная новинка быстро всех разочаровала: она была слишком массивная, неудобная, опасно раскачивалась на цепях при манипуляциях с дробью – но нашла место в литературе. Упоминается у Катаева, Аверченко, Веры Инбер.

 

Музыкальный ящик. Музыкальные шкатулки, наигрывающие простенькую, в три нотки, мелодию, сейчас помещают в банки с чаем, но как велик был предок этого мизерного устройства! Музыкальные автоматы встраивали в шкафы, шкатулки, часы, посуду. Специальные же музыкальные ящики зачастую делали из ценного дерева, инкрустировали слоновой костью и перламутром, украшали куколками — музыка играла, фигурки танцевали… К ним прилагались диски или цилиндры с записанной музыкой — от «По улице мостовой» до арий из прославленных итальянских опер. Они не просто развлекали, но служили распространению просвещения и смягчению нравов. Были вытеснены нахальными, дешёвыми патефонами.

Старинная музыкальная шкатулка. Photo: halfrain

Старинная музыкальная шкатулка. Photo: halfrain

 

Ножи. Каких мы и не видывали: нож для устриц, нож для дичи, с винтом, чтобы закрепить косточку и поднести изящно ко рту – не верьте, что «дичь едят руками»! Нож для яиц, с круглыми лезвиями – чтобы аккуратно срезать верхушку вместе со скорлупой. Нож для лимона. Нож для очистки апельсинов («Плавно очищая фрукты, вы имеете шанс показать свои красивые руки» — пишут в книге советов для дам XIX века). Ножницы для кистей винограда. Кабинетный нож для разрезания книжных страниц и конвертов с письмами. Перочинные ножи, которыми действительно «чинили», заостряли для письма гусиные перья… Россия, которую мы потеряли.

Нож для бумаги, 1847 г. Photo: Ashley Van Haeften

Нож для бумаги, 1847 г. Photo: Ashley Van Haeften

 

Одёжные крючки. Одежду украшало множество пуговиц: на ботинках, на нижнем белье, на платье, на перчатках – всюду были мельчайшие пуговки. Их существование оправдывалось не только требованиями кроя малоэластичных натуральных тканей, но и, говорят, соображениями морали. В самом деле, как раздеться в стороннем месте, если и дома-то с твоими пуговицами горничная бьётся полчаса кряду? Для таких ситуаций дамы обзавелись крючками и целыми наборами, облегчающими одевание. Неизвестно, как это сказалось на морали, но эти маленькие негодники, бывшие свидетелями стольких прегрешений, сейчас являются предметами страстного коллекционирования.

"В саду", В.С. Первунинский

«В саду», В.С. Первунинский

 

«Остров мёртвых». Картина швейцарского художника Арнольда Бёклина сейчас мало кому известна, но в XIX – начале XX века олеография с этой картины висела едва ли не в каждой гостиной. Что вдохновляло обывателей в этом весьма мрачном полотне (Харон привозит душу в к её последнему приюту) – совершенно непонятно. Уверяли, что картина обладает особенной, магической притягательностью. Репродукция «Острова» висела в кабинете доктора Фрейда и над кроватью Ленина. Наконец, Бёклина сильно полюбил Гитлер и приобрел картину в личное владение, чем основательно подпортил художнику репутацию.

1

 

Поднос для визитных карточек. Правила обмена визитами в свете были весьма сложны и среднему уму не постижимы. В некоторых случаях, к примеру, допускалось оставить свою визитную карточку: мол, здесь был граф Вася, не хворайте. Для визиток в прихожей ставили серебряный поднос, часто его держал медведь – то есть чучело медведя, а то бы визитёрам не поздоровилось.

1

 

Передача бутылочная – необходимая деталь сервизов XIX века, наиболее близкий ему аналог – ведёрко со льдом. В передаче в колотом льду охлаждались бутылки. Была и рюмочная передача – из ледяных рюмочек многие напитки откушивать способнее.

1

В.С. Первунинский

 

Прибор для определения свежести яиц. Распространённая реклама XIX  века убеждала, что неопытной хозяйке такой прибор необходим. Работал он так: яйцо, помещенное в чашечку, отражалось в специальном встроенном над ней зеркале. Если изображение было ясным, яйцо предлагалось считать свежим, если же туманным, мутным – оно протухло. Берлинская фирма Отто Фукса давала самую верную гарантию. И не стыдно вам, herr Фукс?

 

Сонетка – вовсе не женское имя, а широкий шнур, часто с кистью, висящий на стене парадной комнаты, соединённый со звонком в людской. Дергая за сонетку, вызывали прислугу. Сонетку вышивала сиренью Ольга Обломову — чтобы он цивилизованно звонил, а не вопил: «Заха-ар!»

 

Стульчик подагрика. Изящную вещицу можно увидеть на многих интерьерных полотнах – прихотливо изогнутый стульчик, служащий, вроде бы, подставкой для ног сидящего. На самом деле, за ними стоят целые века человеческих страданий. Подагра, поражающая суставы людей, склонных к кулинарной невоздержанности, считалась бичом господствующего класса. Для убаюкиванию больных конечностей и были придуманы эти стульчики.

"Семейный портрет", Е.С. Сорокин (1844 г.)

«Семейный портрет», Е.С. Сорокин (1844 г.)

 

Табакерка. Какое удовольствие находили наши предки в нюханье табака, сейчас уже сложно понять, но это и к лучшему. А табакерок жаль. Они были прекрасны: из ценных сортов дерева, из серебра, золота и фарфора, из черепахового панциря и слоновой кости, украшенные драгоценными камнями и живописными миниатюрами. Самодержцы российские дарили табакерки в знак милости тем людям, у кого «и так все есть». Такие знаки монаршего благоволения были почётней орденов и дороже денег.

Табакерка из золота и лабрадорита, 1792 г. (Мастер И. Кайзер). Photo: shakko

Табакерка из золота и лабрадорита, 1792 г. (Мастер И. Кайзер). Photo: shakko

 

Умывальник – сначала – просто кувшин и таз, в котором можно было вымыться почти целиком. Чуть позже – массивное сооружение с доской и краном, или с педалью, напоминающее питьевые фонтанчики. Кстати, вплоть до 30-х годов прошлого века умывальник принято было размещать не в уборных, а в спальнях – теперь, по крайней мере, понятно, почему «мочалок командир» выбегал «из маминой из спальни», а не из более привычного нам места.

 

Флакон для нюхательных солей. Среди дам принято было выглядеть нервными и тонко чувствующими особами, способными упасть в обморок от малейшего волнения. Хотя если принять во внимание действие корсета… Мужчины нюхали табак, а дамы – соли, стараясь всегда держать их под рукой. Соли эти были жидкими: аптекари смешивали аммиак с  цветочными эссенциями и разливали адскую смесь в изящные флаконы. Были флаконы двойные, для духов и для солей. Чаще всего флаконы делали из цветного стекла, порой фантазийной формы – в виде курочек, зайцев, букетов.

 

Футляр для карманных часов. У легендарных брегетов и прочих хронометров прошлого был досадный недостаток — они шли только в горизонтальном положении. На ночь карманные часы клали в специальный футлярчик и вешали на стену над кроватью. Футляры шили и украшали в меру художественного вкуса жены и невесты — учитывая место расположения, он считался особенным интимным подарком.

1

Карманные часы в золотом прорезном футляре. Photo: Shakko

 

Хендмейд. Внимательные читатели сего краткого словарика уже поняли, что большая часть безделушек изготовлялась и украшалась женщинами – хранительницами домашнего очага. В силу традиции даже не вынужденная зарабатывать себе на хлеб дама много времени проводила за пяльцами – вышивая крестиком и гладью, прорезая дырочки для английского кружева, подбирая иглой бисер. Даже на балы и светские рауты не зазорным считалось взять с собой мешочек с рукоделием. Разумеется, со штопкой чулок и пришиванием пуговиц дамы света не возились – рукоделие должно быть изящным!

1

Семейный портрет графов Морковых, В.А. Тропинин (1813 г.)

 

Чернильница – в быту играла огромную роль. Писали не только дети в школах, писали много и по разным поводам: составляли и переписывали деловые бумаги и меню для обеда, вели дневники, сочиняли стихи, строчили письма. В роскошном дворянском мире чернильница разрасталась в целый письменный прибор, тяжеловесный и великолепный, украшенный инкрустациями и скульптурами, насчитывающий с дюжину предметов: собственно чернильница (массивная, медная, бронзовая или хрустальная, закрытая крышечкой от мух и высыхания), песочница (сосуд вроде солонки с дырками в крышечке – чистым песком посыпали написанное, чтобы быстрее сохли чернила), пресс-папье, печать с гербом владельца,  футляры для карандашей, держатели для книг, лотки для марок, облатницы, шкатулки для сургуча и для писчей бумаги… И всё это вокруг чернильницы! Даже Пушкин посвятил своей чернильнице стихотворение:

«Подруга думы праздной,

Чернильница моя;

Мой век разнообразный

Тобой украсил я»

Чернильницы продержались в бытовом обиходе очень долго – ещё в 70-х годах прошлого века автор видел в учреждениях старинные непроливайки из толстого стекла с привязанной к ним перьевой ручкой. Потом исчезли и они.

"Кабинет в доме князя Долгорукова в Москве", неизвестный художник (середина 19 века)

«Кабинет в доме князя Долгорукова в Москве», неизвестный художник (середина 19 века)

 

Чубуки. Курение длинных трубок вошло в моду после русско-турецких войн. Чубуки сделались предметом гордости владельцев. Их коллекционировали, размещали на специальных стойках, хвалились перед гостями и перед прохожими, помещая стойку на подоконник, ими декорировали стены курительных и диванных комнат. Бисерные футляры для чубуков вышивали любящие женщины. В «Мёртвых душах» все помещики курят чубуки, только Чичиков отказывается – «трубка, мол, сушит». Бережёт здоровье, шельмец!

"Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого", Н.В. Неврев (1866 г.)

«Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого», Н.В. Неврев (1866 г.)

 

Шляпные картонки. Воздушные, фантастические дамские шляпы с цветами, перьями и целыми птицами требовали бережного хранения, потому для них делали картонки — круглые коробки из тонкой фанеры, как правило, жёлтого цвета. И в XXI веке еще в некоторых семьях хранятся эти картонки, служат вместилищем, скажем, ёлочных игрушек. Очень хрупкие и всё же вечные, пережившие и шляпу, и ту, кто надевал шляпу…

"Портрет княгини Юсуповой с двумя сыновьями в Архангельском", Франсуа Фламенг (1894 г.)

«Портрет княгини Юсуповой с двумя сыновьями в Архангельском», Франсуа Фламенг (1894 г.)

 

Щётки. Пока скандинавский сдержанный стиль был не в чести, в дворянских и купеческих домах стояла витиеватая мебель, богато украшенная резьбой, картины и статуэтки, лампы и самовары, куча текстиля — ковры, думочки, салфетки, портьеры. Все это добро требовало разнообразных щёток и метелок,  которых в любом уважающем себя доме была масса. Особенно поразила наше воображение щётка для сметания пыли с листьев домашних растений. Как люди без пылесосов-то маялись! Серебряными щётками в серебряный же совочек сметали крошки со стола после трапезы. Крошечные щётки предназначались для смахивания пыли с шляп. А вот щётка клозетная, сиречь ёршик туалетный, за два века не претерпел изменений.

 

Штопор. Штопор был неотъемлемой деталью туалетного столика всякой изящной дамы. Не потому, что дама злоупотребляла горячительными напитками (хотя всякое бывало), а для того, чтобы открывать плотно притёртые пробки духов.

1

«В комнате», С.Ю. Жуковский

 

Щипцы для завивки усов. Глядя на современных ламбер-сексуалов, можно предположить, что ещё вернутся в обиход. Как и изящные чашки с полочками для усов – чтобы красоту на замочить.

Экран. Экраны стеклянные, металлические, серебряные — помещались перед камином, чтобы смягчить его жар и не допустить попадания искр на сидящих перед камином. А маленькими экранами, бумажными или сделанными из ткани, дамы прикрывали от жара лицо. Косметика по тем временам вся была на основе воска, из воска делали и зубные протезы, так что лицу недолго было и «поплыть» без такой защиты.

1

«Пушкин в селе Михайловском», Н.Н. Ге (1875 г.)

Алиса Орлова