Летать в облаках

Стюардесса с говорящей фамилией Кристина Шереметьева рассказала Knowrealty.ru о том, каково это – редко бывать дома, ездить в Бангкок как на дачу и регулярно делить быт с чужим человеком

87 Иллюстрация: Анастасия Тимофеева

Про то, каким далеким бывает дом

Дома в Москве я бываю нечасто. У бортпроводников нет стандартного распорядка рабочего времени, как, например, у офисных сотрудников, но есть график рейсов, который им известен на месяц вперед. Промежуток между рейсами может быть разный, но не меньше минимального времени отдыха, которое строго регламентируется. Например, после перелета в Симферополь и обратно продолжительностью по 1,5 часа отдых может длиться три дня, а может минимальные 12 часов, после которых следует уже другой рейс. Особые правила действуют в отношении трансконтинентальных перелетов, таких, например, как на Кубу, или перелеты с большой разницей во времени. Тогда положены сутки отдыха как минимум. Есть еще так называемые командировки, когда время отдыха после перелета в другой стране может составлять неделю. Длительность пребывания в командировке зависит от частоты выполнения рейсов в этот город – может быть каждый день, а может раз в неделю. Так и получается, что дома я бываю реже, чем где-то.

 

Про сложность совместного быта

Редко бывает, что в гостиницах нас селят по одному, чаще всего мы делим быт с другими бортпроводницами. Иногда это бывает непросто. Особенно если живешь совместно не сутки, а, скажем, неделю. С тем чтобы сказать соседке, что тебе что-то не нравится, трудностей обычно не возникает. Потому что одно дело, если ты редко бываешь в командировках и тебе доводится делить номер с чужим человеком раз в год, и другое – когда у тебя так происходит каждый день. Тогда становится не до сантиментов. Все мы разные люди: я, например, вообще не смотрю телевизор, даже не включаю, а кто-то не может уснуть без включенного «ящика».  Где-то я иду на уступки, где-то мне. Все мы знаем специфику нашей работы и всегда находим взаимопонимание.

 

О тоске по дому, даче в Бангкоке и особенных Канарах

Конечно, я очень скучаю по дому, и частые перелеты по всему миру не превратили его для меня в очередной перевалочный пункт. Всегда хочется домой, как бы ни было красиво вокруг. Для меня дом – это место, где мне уютно, где лежат все мои вещи, которые я тащу со всего света и складываю, как в норке, и неважно, съемная это квартира или нет. Есть и другие места, где я чувствую себя почти как дома, где уже все «твое». Например, Бангкок, куда мы летаем эстафетами (так называются командировки, в которых самолет одним экипажем передается другому). Зимой из-за частых рейсов из разных городов России Бангкок для бортпроводников – это своеобразная дача, про которую так и говорят: «Я полетел на дачу». Там всегда есть чем заняться: прогулки, массаж, педикюр, маникюр – дел же невпроворот! Только жарко очень. Ну, и Канары для меня особое место, туда всегда хочется вернуться: идеальный климат, спокойные, умиротворенные люди, красивая природа. Там комфортно, абсолютно ничего не напрягает – и хочется остаться, хотя и вещей моих, как в московской квартире, нет.

 

О домашней пище

Домашней еды порой очень не хватает. Иногда просто мечтаешь приехать и нажарить картошечки с грибочками. Вот так могу прилететь откуда-нибудь из Доминиканы – и слопать банку соленых огурцов за один присест.

 

О частом сборе чемоданов и легком шопинге

Чемоданы собираются на автомате. Есть набор базовых вещей, которые ты берешь для холодной страны и для жаркой. Поэтому – летишь ли ты на Камчатку или в Египет – особо не раздумываешь, что с собой взять. А вот на обратном пути домой уже много нового привозишь. В октябре я переезжала на новую квартиру из той, где прожила четыре года, и вдруг осознала масштабы вещевой «катастрофы». Обычно летишь куда-нибудь на Канары, где шопинг обходится в два раза дешевле, плюс распродажи, мимо которых не пройти, и покупаешь все, что приглянулось. Так вот после перевоза всех этих вещей я до сих пор не могу прийти в себя. Только вчера ходила по магазинам и поняла, что я ничего не хочу покупать. Совсем. Так меня ужаснуло, сколько у меня вещей, которые я тащу отовсюду.

 

О том, может ли стюардесса быть домоседкой

Чисто теоретически – наверное, на практике – не уверена. Когда я стала жить отдельно от родителей, еще задолго до того, как стать стюардессой, мне все время нужно было что-то менять. Часто путешествовать возможности не было, поэтому мебель в квартире двигалась постоянно. Раньше я просто не осознавала этого, а поняла только сейчас – так выражалась потребность в переменах, такими были предпосылки к чему-то большему.

 

О том, как поменять все

В 25 я оставила в родном городе стабильную работу, друзей, родителей и уехала в Москву, где меня никто не ждал, обучаться на стюардессу, ну и работаю по сей день. О том, что я поступаю неправильно, мне никто не говорил. Об этом, скорее, молчали. Как так, на такую работу, где детей-то толком не воспитаешь? Конечно, что я могу об этом знать, когда у меня мама стюардесса, а папа пилот. Да, с одной стороны, было сложно, с другой, – какой адреналин! Осознание крутых перемен в жизни приносило только приятные ощущения, и я ни разу ни о чем не пожалела, что лишний раз доказывало – я приняла верное решение.

 

О стюардессах в отпуске

В свой первый отпуск, будучи уже стюардессой, я одна поехала в Италию, где не прошло и часа, как у меня украли паспорт. Я сначала расстроилась, а потом подумала: да ничего страшного, никто же не умер, будет что внукам рассказать.

 

О Москве

Хоть я и живу в Москве, но общих дел с ней особо не имею, и мне, наверное, легче. Я тут, скорее, как турист: гуляю, иногда выставки посещаю, по сторонам смотрю. А жить так, как москвичи живут, каждый день спускаясь в метро и сталкиваясь с повседневной Москвой, – это, должно быть, очень тяжело.

 

О том, где дома себя не почувствуешь

Анадырь – специфичное направление. Там мы живем не в самом городе, а в поселке Угольный рядом с аэропортом, который находится через залив. Там даже выйти некуда, особенно зимой. Хотя и в этом можно найти плюс и, например, выспаться и побыть наедине с собой. Ну, или с соседкой по номеру.

 

О своеобразных гостях и любви к чаю

Самые своеобразные, на мой взгляд, пассажиры – китайцы: очень активные, громко разговаривают, но при этом почти не говорят по-английски. На борту любят заваривать свой чай и регулярно обращаются с просьбой налить кипятка. В чем мы, конечно, не отказываем.

 

О доме в будущем и примере родителей

Сейчас мой дом в Москве, а где он будет дальше – не знаю. Старость хотелось бы провести на Канарах, а уж как получится – неизвестно, да и можно ли загадывать? Мои родители, например, никогда не хотели в Москву, хотя папу, работавшего в региональных авиалиниях, давно туда звали. А несколько лет назад он перешел в другую авиакомпанию, и маме пришлось жить на два города, обустраивая быт и в Екатеринбурге тоже. А теперь папу перевели в Москву, и родители переехали в столицу, о чем раньше даже не помышляли. Меня восхищает такое отношение к переменам.