Москва глазами иностранца

Метро как музей, гонщики-непрофессионалы за рулём странных жёлтых автобусов, вооруженные мужчины в торговых центрах. Какой видит Москву иностранец? Об этом, а также о том, как за последние годы изменилась Москва, knowrelty.ru попросил рассказать Карла Уайта — ирландца, впервые побывавшего в российской столице почти 10 лет назад и регулярно сюда возвращающегося. Иллюстрация: Анастасия Тимофеева

О первом впечатлении и погоде

Моя первая поездка в Москву состоялась в декабре 2008 года. О своём намерении посетить Россию я долго никому не рассказывал. Причин на это у меня было несколько: сначала не хотел, чтобы меня отговаривали и крутили пальцем у виска, а потом и вовсе не был уверен в том, что поездка состоится – получить российскую визу оказалось намного сложнее, чем мне представлялось. Перед вылетом моя мама настояла на том, чтобы я подключил роуминг: «Если тебя не выпустят пограничники, обязательно позвони нам, мы вернём тебя на Родину!». Но звонить не пришлось, меня легко пропустили через паспортный контроль.

Я, конечно, знал, что в России зимой холодно, но не думал, что настолько. Я взял самую тёплую одежду, которая у меня была, но этого оказалось недостаточно. Крайне сожалею, что не выбрал для путешествия горнолыжный костюм, который прикупил для поездки в Италию. Хотя, если сравнивать, то, конечно, странно, что на горнолыжном курорте теплее, чем в мегаполисе. В Москве я сильно выделялся. И не потому что ирландец, а потому что на мне всегда белые кроссовки. В метро ведь все смотрят в пол, а тут внезапно на глаза попадается пара белых кроссовок, да ещё и среди зимы. В стране чёрной обуви я ощущал себя белой вороной. Но, надо сказать, в 2017 ситуация немного изменилась, и теперь я вижу на улицах намного больше одежды и обуви ярких цветов.

О масштабах

В первую очередь Москва удивила количеством людей. В одном городе их в разы больше, чем в целой Ирландии. А ещё меня поразило количество многоэтажек. В Ирландии мы чаще живём в домах, а не в квартирах. Но даже если и живём, то наши дома совсем низкие, не такие, как московские. Хотя я бывал и в других больших городах, например, в Нью-Йорке, но такого ощущения густозаселённости у меня ещё не было. Здесь всё огромное. Если статуя – так размером с небоскрёб. Если здание — то с несчетным количеством этажей. Куда бы ты ни пошёл, куда бы ни посмотрел — всё вокруг напоминает о том, что ты находишься в очень большой стране. Ну, какая страна, такое и достояние. Было бы странно, если бы у такого большого государства не было огромных памятников, зданий и мемориалов.

О русских

Русские, в целом, очень дружелюбные, но это только если копнуть. С виду же россияне — народ суровый, никто ни с кем не говорит, все постоянно хмурятся и о чём-то бурчат. Всегда кажется, что они берегут от посторонних какие-то секреты. Заговоришь с ними, а они шарахаются от тебя, будто ты пришёл выведать у них самые сокровенные тайны. Хотя по отношению к нам, иностранцам, они намного добрее и приветливее. Особенно это заметно в туристических зонах, где тебе улыбаются и даже поддерживают small talk. Но друг к другу они холоднее, что ли, строже.

О том, чего нельзя понять

Я никогда не пойму, почему всех зовут либо Маша, либо Катя. Шутка, конечно, но в России на самом деле очень много Маш и Кать. Чего я точно никогда не пойму, так это почему русские всегда берегут всё, что в доме, но не очень ценят общественные зоны. Заходишь в подъезд, а там рисунки везде, граффити, даже мусор бывает. Зато в каждой квартире за тяжёлой железной дверью с восемью замками красивый ремонт, шикарные диваны, ковры. А ещё мне непонятно, откуда у русских такое дикое желание поругаться и указать всем на их место. Вы везде ругаетесь — на почте, в магазине, на шиномонтаже. Мы, ирландцы, на многое просто машем рукой. У русских же такой темперамент, который постоянно требует каких-то выяснений отношений и споров.

О языке

Русские настолько эмоциональны при общении, что складывается впечатление, что они постоянно ругаются. Лучше всего описать и показать, каким иностранцу видится русский, смогли только создатели «Симпсонов». Каждый раз, находясь в России, вспоминаю этот эпизод.

 

Русский язык мне даётся трудно. Звуки кажутся очень твёрдыми, рычащими, в английском таких нет. В России ещё и очень быстро говорят. Я иногда вылавливаю некоторые слова, но, как правило, ничего общего с их настоящим значением они не имеют. Русские – странные и очень любят обезьян, почему-то по телефону часто говорят про «горрилаз» («Договорились». — Примеч. авт.). А ещё они по телефону всегда сообщают какие-то страшные тайны, секреты или шокирующие новости. Только и слышно: «Да ладно! Правда?» Я умею читать по-русски, но что эти слова обозначают, не знаю. Кириллицу я выучил в свой самый первый приезд, что мне очень пригодилось — так я сам мог найти на карте нужную станцию метро или даже прочитать вывеску. Главное, чтобы кто-то произнёс мне это слово по слогам, а потом я его и сам найти смогу.

О Москве глазами иностранца

Центр Москвы безумно красив, но названия улиц очень трудны. В эту поездку я заметил, что появились карты на английском. Их пока маловато, но я представляю, как трудно взять и внедрить новшество за короткое время. Думаю, через пару лет весь центр будет оборудован новыми табличками, вывесками и картами как на русском, так и на английском языке. Мне очень нравится московский метрополитен – это настоящий музей! Каждая станция особенная, непохожая на другую. Система простая и удобная для понимания. Есть, конечно, несколько станций, на которых я так и не понял, как найти свой поезд (Ст. «Китай-Город» с кросс-платформенной пересадкой. — Примеч. авт.). Во многих городах уже давно ввели оплату за количество станций, и я такую систему не люблю, она не рассчитана на людей, которые не знают, куда им нужно попасть и сколько станций проехать. А в Москве такого нет, и это действительно здорово: заплатил за вход и ходи себе по музею, катайся сколько хочешь. Единственный минус — несмотря на то, что станции метро стали объявлять и на английском языке, никто из сотрудников метрополитена по-английски по-прежнему не говорит. И просто купить билет в окошке становится проблематично. Вообще, самостоятельно разобраться в Москве мне было бы очень трудно и, наверное, даже немного страшно — везде ходит полиция, армия, все с оружием. Вот так идёшь из торгового центра, а тебе навстречу компания вооруженных мужчин. Я такого никогда не видел, ведь наша Гарда (Ирландская полиция. — Примеч. авт.) не вооружена. Кроме армии меня пугают эти маленькие белые и жёлтые автобусы (Маршрутки. — Примеч. авт.). Такое ощущение, что водителей для них набирают из запаса гонщиков-непрофессионалов. Про технику безопасности вообще говорить не приходится – кто-то из пассажиров сидит, а многие стоят. Причём одной рукой держатся за потолок, а второй передают деньги. Часто там выбирают главного, этот «главный» собирает деньги и выдаёт сдачу. В Ирландии такого не увидишь.

О типичном москвиче

Я уже говорил, что в России всех зовут Маша или Катя? Если серьёзно, я не могу отличить москвича от жителя другого российского города. В целом народ в России хмурый, суровый, любит выпить и поесть. Говорят, итальянцы очень громкие. Но, мне кажется, так говорят только те, кто не видел русских. Русские очень шумные, громкие, любят привлекать внимание и показывать свой достаток. При этом в семьях они совсем другие: совершенно по-другому дружат, у них намного более тёплые отношения, они отзывчивы, доброжелательны, гостеприимны. Нельзя прийти в дом к русскому человеку и просто попить чай. Любая встреча заканчивается застольем. Мы в Ирландии столько не едим. А ещё русские очень обидчивые, их легко задеть за живое. Поэтому в гостях нужно хорошо следить за тем, что говоришь.

О переменах

Москва всё больше и больше похожа на другие европейские столицы. Она становится чище и краше, атмосфернее, что ли. В мой последний приезд меня поразил центр города: вокруг Красной площади дороги отремонтировали, поставили фонари, лавочки – красиво же. Мне лично очень нравится Красная площадь и Парк Победы. Но я всегда помню, что Москва – это столица, а по главному городу нельзя судить обо всей России. Я думаю, что там, за пределами бетонного города, Россия совершенно другая, местами дикая. Жаль, что времени поездить по другим областям никогда не хватает.

Подготовила Мария Уайт

19.04.2017