Не то, чем кажутся

Дома -почти как люди: у них тоже есть право выделяться из толпы и быть не таким как все. Сегодня мы продолжим рассказ о «белых воронах» московской архитектуры и подскажем, где отыскать дом-шестерёнку, дом-бублик и ещё нескольких необычных архитектурных сооружений столицы, которые, кажется, только притворяются домами. 

Дом-пингвин, (ул. 1-я Брестская, 29/22) 

Стеклянный бизнес-центр c выпирающим фасадом авторства Александра Скокана за свою необычную форму получил сразу несколько прозвищ: кто-то находит в ней сходство с парусом, кто-то — с пингвином, кто-то — с пузом.

5

Дом с нестандартной внешностью — самый молодой в нашем обзоре необычных зданий, он был построен только в начале нулевых, что не помешало ему сразу получить одобрение у авторитетных урбанистов, не дожидаясь, пока его рассмотрят и оценят будущие поколения: эксперты называют его хорошим примером российского неомодернизма.

 

Дом-шестерёнка (ул. Стромынка, 6)

Дом культуры имени Русакова был построен в те времена, когда советские художники революционными темпами громили старый подход к архитектуре и конструировали дома будущего. Создатель дома – авангардист и конструктивист Константин Мельников – признанный гений архитектуры.

3

Здание в форме шестерёнки – яркого образа мира-машины, в котором человек лишь винтик большого механизма — до сих удивляет своей уникальной планировкой. В «зубцах» расположены зрительные залы, а сама сцена занимает около 70% всего пространства. Духом свободного и несломленного искусства здание пропитано до сих пор, хотя новым его, конечно, никак не назовёшь. Шестеренка – настоящий шедевр советской архитектуры, получивший статус памятника, а после реставрации в 2014 году взявший первый приз на выставке Denkmal в Лейпциге. Сейчас «шестерёнку» занимает авангардный театр Романа Виктюка.

 

Дом — шахматная доска (ул. Авиаконструктора Микояна, 12)

Чёрно-белый бизнес-центр на Ходынке построен по проекту архитекторов Андрея Бокова и Александра Кузьмина и выполнен настолько необычно, что окружающие уже не первый год спорят о том, на что похож этот дом. Кому-то хаотичные чёрно-белые клетки напоминают мозаику, другим — тетрис, третьим – перфокарту.

2

Строение состоит из равных по высоте корпусов, соединённых на уровне третьего этажа – такая планировка стала причиной самого популярного названия – дом-шахматная доска. На самом же деле, на территории бизнес-центра располагается «Клуб ветеранов внешней разведки» и с помощью такой «расцветки» создатели проекта стремились создать визуальный эффект конспирации. Однако замаскировать здание им не удалось, а вот привлечь повышенное внимание к постройке – с лихвой. Что, кажется, для самого здания, очень даже хорошо.

 

Дом-телевизор (ул. Мясницкая, 35)

Дом появился в 1930-е годы, в период, когда конструктивисты стали обвиняться в формализме и советское искусство уже искало новые, классические пути развития. По проекту Д. Солопова, Ю. Абрамейцева и В. Иванова было возведено многоэтажное здание с ярко выделенным острым барельефом, полукруглыми балкончиками и параллельными чётко выраженными зонами.

4

Бетонный параллелепипед в народе прозвали «дом-телевизор». Барельеф очень напоминает коробку, балконы – ручки для настройки звука или изображения. Хотя, справедливости ради стоит сказать, что в годы строительства дома никто из архитекторов и тем более обычных прохожих и представить себе не мог, как будет выглядить типичный домашний телевизор.

 

Дома-бублики (ул.Нежинская, 13 и ул. Довженко, 6) 

Если представить себе круги ада советской панельной архитектуры, они бы, наверное, выглядели именно так. Типичная брежневская многоэтажка, только замкнутая, бесконечная — без остановки повторяющая подъезды и балконы, подъезды и балконы. В народе к круговой многоэтажке относятся тепло, с любовью называя «бубликом». Размер бублика гигантский: на Нежинской — 913 квартир, а на Довженко – 936.

6

В столице располагается два таких дома, их строительство было приурочено к Олимпиаде-80, и, как не сложно догадаться,бублики символизируют олимпийские кольца. По проекту архитектора Евгения Стамо домов должно было быть пять, но из-за дороговизны постройки от идеи отказались и продолжили штамповать по всей Москве (как и по всему Союзу) однотипные, прямолинейные многоэтажки.

Мария Соловьёва

Иллюстрации: Анастасия Тимофеева

10.06.2016