По стеночке

 5 московских зданий с необычными барельефами на фасадах.

 

Доходный дом Г.Е. Бройдо (Плотников переулок, 4)

Кажется, из-за странных барельефов по периметру всего второго этажа никто уже и не обращает внимания на саму архитектуру дома, построенного в 1907 году по проекту знатного московского мастера, специализировавшегося на модерне, Николая Жерихова (который, кстати, мало того что образования специального не имел, так еще и был выходцем из крестьянской безземельной семьи). Вишенка на торте оказалась куда занимательнее самого торта, хотя дом совершенно прелестный.

8

На барельефах между окнами изображены эротические сценки с участием античных персонажей в тогах, среди которых явно угадываются каким-то удивительным образом сюда затесавшиеся Пушкин, Гоголь, Тургенев, Толстой. Вот Николай Васильевич, полный серьезных намерений, внимательно глядит на лобызающуюся пару, как бы дожидаясь своей очереди к этой же даме, а вот Лев Николаевич поглядывает на нее же с соседнего барельефа с нескрываемым интересом. Многие предполагают, что здесь, должно быть, когда-то находился дом терпимости, в который нет-нет да и захаживали мастера изящной словесности. На самом же деле название композиции – «Парнас», а автор – именитый скульптор Лев Синаев-Берштейн, работавший в свое время под руководством еще более именитого мастера Огюста Родена. Сразу и не разобрать, но Синаев изобразил российских художников и писателей, шествующих в компании античных муз на вершину Парнаса к покровителю искусств Аполлону и, как видно, времени даром по дороге не теряющих. Изначально барельефный фриз должен был украсить здание Музея изобразительных искусств на Волхонке, но его создатель Иван Цветаев от столь чувственной композиции отказался, и его можно понять. Тогда скульптор и предложил ее Жерихову, питавшему слабость к украшению своих домов скульптурами и поспешившему воспользоваться столь заманчивым предложением.

 

Храм Вознесения Господня (ул. Большая Никитская, 18)

Храм Малого Вознесения, как его еще называют, чтобы не путать с большим Храмом Вознесения Господня у Никитских ворот, был построен в страшно далеком 1584 году по случаю избрания царем Федора Иоанновича, третьего сына Ивана Грозного. Конечно, в том виде, в котором был создан, храм сохраниться не мог – он горел, перестраивался, достраивался, в советское время служил общежитием и даже находился под угрозой сноса. Барельефы на стенах здесь тоже были не всегда и появились относительно недавно, а примечательны тем, что совершенно не вяжутся с привычным обывателю, как выразился Игумен Александр (Фёдоров) в своих трудах о церковном искусстве, «чуждым чувственности, строгим характером православного изобразительного искусства».

6

Великомученник Пантелеимон c коробочкой для лекарств в руках, Прокопий Устюжский с кочергами, предсказывающими, каким будет урожай, Петр и Феврония, напоминающие, скорее, героев какой-нибудь сказки с классическим началом «жили-были старик со старухой», – все они, изображенные с близко посаженными глазками и бровками домиком (именно глазками и бровками!), видятся с какой-то неожиданной наивностью и легкостью. Которые тем ценнее, что так редки.

 

Доходный дом церкви Троицы на Грязех (Чистопрудный бульвар, 14, стр. 3)

Этот красавец с терракотовыми барельефами, покрывающими весь второй и третий этажи, известен также как «Дом со зверями». Само здание было построено архитектором Львом Кравецким, а совершенно волшебный облик дому (который изменился с надстройкой еще двух этажей в 40-е годы) придал художник Сергей Вашков, известный своим неподражаемым почерком, в котором сумел объединить любовь к модерну и древнерусским мотивам. На создание этих сказочных персонажей его вдохновила белокаменная резьба на известнейшем Дмитриевском соборе во Владимире, откуда он позаимствовал не только «виды» сказочных зверей и птиц, но даже сюжетец со львом, терзающим свою жертву.

5

Несмотря на подозрительную схожесть в деталях, повторением работу Вашкова назвать сложно. Это, скорее, «изложение», пересказ по памяти или даже просто хвалебная песнь в камне владимирским зодчим, которая оказалась весьма удачной – дом на Чистопрудном до сих пор заметно выделяется на фоне своих «соседей», хотя именно эта работа стала для Вашкова в области архитектуры первой.

 

Поликлиника Наркомата нефтяной промышленности (Китайгородский проезд, 7)

Здание поликлиники было построено в 1935 году Дмитрием Чечулиным, в будущем главным архитектором Москвы, которому еще только предстоит возвести станции метро «Охотный ряд» и «Динамо», Концертный зал им. Чайковского и гостиницу «Пекин». Тогда для оформления фасада был приглашен скульптор Иван Рахманов, чью работу часто ошибочно приписывают Вере Мухиной.

9

На самих же барельефах довольно пафосно, в эдакой классической манере изображены сцены на медицинско-гигиенические темы с советскими гражданами в главных ролях, что в общем и целом выглядит забавно и чудно. Здесь доктора, замершие в театральных позах, обследуют пациентов, дамы принимают душ, а молодежь торопится на лечебную физкультуру. В общем, в ожидании приема кардиолога будет что рассмотреть.

 

Редакция и типография газеты «Утро России» (Большой Путинковский переулок, 5)

Начиналось «Утро России» замечательно: в 1908 году по заказу состоятельного предпринимателя Павла Рябушинского архитектор Франц Шехтель выстроил здание в стиле модерн – простое, строгое, прекрасное в своей лаконичности и предназначавшееся для редакции газеты. Газета эта, очень жестко и хлестко выражавшая на своих страницах недовольство царской политикой, была весьма популярна и благополучно дожила до 1917 года, пока большевики не позакрывали все непартийные издания. Тогда же Рябушинский был ненадолго арестован, а еще через три года, с горечью осознав, что к чему, эмигрировал во Францию. Здание же продолжило свою рабочую типографскую жизнь.

7

В 20-е годы, согласно ленинскому плану монументальной пропаганды, на здании появился барельеф с изображением накачанного рабочего на фоне дымящих заводских труб, с трудом передвигающего гигантское колесо, и суровой надписью «Вся наша надежда покоится на тех людях, которые сами себя кормят», которая, кажется, и сегодня способна вселить ужас в тех, кто решил было, что жизнь трутня не так плоха. Времена прошли, типография закончила свое существование, и около 15 лет назад здание было перестроено в торгово-развлекательный центр, где сегодня под прежней вывеской «Утро Россiи» живут в том числе и кафе, где уже согласно капиталистическим принципам надеяться, что тебя накормят, можно и на других. Только деньги плати.

Юлия Исаева

Иллюстрации: Анастасия Тимофеева