Почему вам бы не понравилось в английском доме прошлого?

Быт людей меняется с удивительной скоростью. О вековых привычках легко забывают, как только на смену традиции приходит технический прогресс. Если бы нам предоставили возможность оказаться в типичном английском доме прошлых лет, мы, скорее всего, сбежали бы обратно в свою уютную современность. Пройдёмся вместе по страницам британского историка Люси Уорсли «Английский дом. Интимная история» и порадуемся, как хорошо нам живётся в XXI веке. 

В спальне 

Сегодня спальня – территория личного пространства. Там можно скрыться от людей и побыть в одиночестве за закрытой дверью. Но так было не всегда. В прежние времена в этой комнате не только спали, но и принимали многочисленных гостей, сюда приходили с визитами врачи, здесь постоянно копошились слуги. Но и это не всё: спать в одиночку на кровати тоже было не принято. Люси пишет, что несколько человек спали на одной кровати до конца XVII века. И так было не только дома, где ложе делили близкие родственники, а повсюду. К примеру, в одном из британских музеев сохранилась кровать придорожной гостиницы «Корона». Её ширина — 3,3 метра. Говорят, однажды на ней провели ночь сразу 12 человек. У совместного сна были свои причины. В давние времена спать в одиночку боялись из-за орудующих ночью грабителей и убийц. К тому же, большинству суеверных англичан мерещились призраки и ведьмы.

«Будуар графини», Уильям Хогарт, 1743-1745 гг. Графиня на картине принимает гостей в своей комнате во время утреннего туалета.

Ещё одна роскошная подробность из спален прошлого – мягкая перина. Мы знаем о ней из старых европейских сказок, скажем, «Принцессы на горошине» или «Госпожи Метелицы». Но в реальности со сказочной жизнью это не имело ничего общего: на создание одной перины уходило 25 килограмм гусиных перьев, и такую громадину нужно было постоянно взбивать и встряхивать, иначе она бы превратилась в большой комок.

Врачей тоже принимали в спальнях, в том числе и акушеров. До конца XVIII века женщины рожали дома, сидя на специальных «креслах стона» с подлокотниками, на которые опиралась при потугах. Были и свои традиции подготовки к родам: «В XVI веке беременных женщин примерно за месяц до решающего дня запирали в богато обставленных и затемнённых покоях, чтобы снизить риск случайного падения или испуга, которые могли вызвать преждевременные роды. Темнота и плотно запертые окна и двери должны были препятствовать доступу “нездорового воздуха” — согласно медицинским представлением того времени, главного источника заболеваний». После разрешения от бремени женщине не позволяли выходить из заточения. Две недели её отпаивали кёдлом – горячим пряным напитком на основе овсянки и алкоголя и не позволяли вставать с кровати». Кстати, долгое время роды были сугубо женским таинством. Только в XVII веке врачи-мужчины стали принимать роды. С тех пор комфорт врача в процессе родов стал главным.

Тогда же происходит постепенный отказ от родового стула, женщинам указали рожать лежа. Почему? Всё просто: мужчине было не удобно сидеть, скорчившись в три погибели и ждать плод. Именно мужчины стали использовать щипцы для родов, которые сегодня запрещены из-за высокой травмоопасности. Ещё врачам мужчинам не хотелось слушать женские стоны во время родов, и они нашли выход – стали отпаивать женщин спиртовой настойкой опиума или даже применять хлороформ.

Сатирическая гравюра «Кролики, или совещание годлиманских мудрецов», Уильям Хогарт, 1726 г. «Роженица», изображённая на шарже — англичанка Мэри Тофт, введшая в заблуждение нескольких крупных хирургов и пол-Англии. Она утверждала, что с регулярной периодичностью рожает кроликов, что на несколько месяцев стало настоящей сенсацией, пока Тофт не разоблачили.

Стало почти комфортно: мешали лишь возмущённые представительницы женского медицинского сообщества, которые умоляли не приходить врачей в родильные покои прямо из анатомического театра. В ответ мужчины фыркали и заявляли, что причина послеродового заражения — не инфекция, а «состояние женского ума».

Ну, и, наконец, в спальне прошлого вам бы не понравилось ещё и потому, что в «доиндустриальную эпоху люди, приспосабливаясь к смене дня и ночи, спали в “два приёма”: сначала шёл “первый сон”, а примерно через пару часов бодрствования – “второй”». В перерыве – общались с супругами, занимались сексом. Мужчина мог заняться своими делами, женщина — хозяйством: прибраться или замочить грязное бельё.


В ванной

Есть мнение, что вплоть до XX века люди не мылись, отчаянно потели жаркими вечерами в летних пальто и вообще дурно пахли. Этот стереотип правдив лишь отчасти. В реальности в разные эпохи господствовали полярные представления о чистоте и купании. «Как ни удивительно, от средневековых посетителей общественных бань пахло лучше, чем от их потомков эпохи Тюдоров, считавших, что купание – опасная для здоровья процедура. В грегорианский период, наступивший после двух “немытых” столетий, люди относились к купанию с куда большим энтузиазмом», — пишет Люси.

«Королевские бани», Томас Джонсон, 1675 г.

Что правда, то правда: дома отдельной комнаты для мытья не было, и вплоть до начала XX века многим из людей приходилось довольствоваться тазиком в спальне. Либо – общественной баней.

В Средневековье купание было важной частью жизни состоятельных людей. Так же, как и мытьё рук, которое во все времена считалось особенно важной процедурой. Ванна служила не только для гигиенических целей, но и для ритуального очищения: воду использовали в крещении и во время посвящения в рыцари. В банях кутили большие компании и проводили праздники. Из-за шумных попоек и вечеринок вокруг бань сложился образ борделя, и репутация была запятнана.

Почти два века (примерно с 1550 по 1750) мытьё расценивалось в лучшем случае как странное, греховное и опасное занятие. Ходил слух, что сифилис передается через воду. К тому же, частому мытью в отделённой от материка Англии мешала урбанизация — с ростом городов становилось труднее обеспечивать население чистой пресной водой. Но надо отдать англичанам должное: люди хоть и не мыли свои тела, но точно знали, что бельё (особенно нижнее) нужно регулярно стирать. И даже в период немытых столетий люди продолжали мыть руки и отдельные части тела. Иногда даже с мочалками.

«Леди, раздевающаяся для купания», Джерард Дайкинк , 1739 г.

К началу XVIII века гигантский скачок совершила медицина. Врачи стали советовать мытьё, которое «очищает поры от липкой грязи». Были ещё и советы для укрепления здоровья. Купаться, например, указывали в морской холодной воде. Считалось, что она помогает от плохой эрекции и даже бесплодия.

В XVIII века в домах функционировали водопроводы. Но с ними всё было плохо: воду брали из Темзы, которая служила одновременно и коллектором, куда сбрасывали нечистоты. Люди были уверены, что причиной болезней служит дурной воздух — «миазмы», а вовсе не невидимые микробы и бактерии. «Никто не понимал, что источником холеры является загрязненная вода. Стремились улучшить вентиляцию, а не совершенствовать систему канализации», — удивляется Люси.

Отдельный ужас домов прошлых лет — процедура опорожнения ночных горшков. Приведём цитату из книги целиком: «Умывальники и ночные горшки опорожнялись прямо в спальнях. <…> Происходило это следующим образом: горничная приходила в комнату с двумя вёдрами – пустым и заполненным чистой водой. Она выливала в пустое ведро содержимое умывального таза, ночной вазы, стаканов и прочие помои. Сосуды ополаскивала. Оставшуюся чистую воду наливала в кувшин, дожидавшийся возвращения хозяина спальни. Ночные горшки покидали спальню всего два раза в неделю, когда их обдавали кипятком (а вот ведро для слива и фекалий ошпаривали ежедневно».

Хотите ещё туалетных откровений из жизни лондонцев? Получайте: «Дома лондонцы справляли нужду в горшки, а их содержимое выливали из окон прямо на улицу». К человеческим нечистотам на улице добавьте фекалии лошадей и кухонные помои. Урбанистика в те годы явно переживала тяжёлые времена.

«Фрэнсис Мэтью Шутц в кровати», Уильям Хогарт, 1755 г. На картине — болеющий с похмелья троюродный брат Принца Уэльского Фредерика. По легенде, портрет заказала недовольная жена Шутца, чтобы тот мог посмотреть на себя со стороны.


В гостиной

Гостиной, как отдельной комнаты, долгое время вообще не существовало. Потому что гостей принимали в любой части дома. Визиты к родственникам и соседям тоже были вполне будничным делом. В своём доме нередко проводили времени меньше, чем в гостях. Например, жизнь знати в Средние века – непрерывные скитания из замка в замок. Из-за того, что Эдуард III со своей супругой постоянно кочевали, девять их детей родились в разных замках и городах.

Большой холл средневекового замка во время таких визитов занимала сопровождающая свита, хозяевам предоставляли спальню наверху. Слуги располагались на полу, расстелив солому. Эразм Роттердамский, посетив Англию, жаловался, что эта солома – настоящая помойка, впитавшая в себя «плевки и блевотину, собачью и человеческую мочу, пролитое пиво, рыбьи кости и прочие трудно определимые отбросы».

Гостиные начинают появляться в XVIII веке и становятся местом для светских бесед и приёмов. Оформление интерьера воспринималось как долг перед обществом – мир элегантной непринужденности, милой болтовни и красивых драпировок.

«Портрет семьи», Уильям Хогарт, 1735 г.

В XIX веке в богатых домах было несколько гостиных: «утренняя столовая», «малая гостиная», бильярдная, библиотека. Чтобы добавить лоска и красоты комнатам, стали обращать внимание на отделку стен. В это время англичане начали массово покупать и клеить обои, и некоторые из них несли прямую угрозу здоровью, так как при их изготовлении использовалась краска на основе мышьяка.

А ещё в комнатах было темно. В старину тусклое освещение воспринималось как норма. Многие вещи люди умудрялись делать в темноте, вязать, например. Необходимости читать в темноте у большинства англичан не было: население было малограмотным, поэтому по вечерам пели песни и рассказывали друг другу сказки. Чтобы хоть как-то осветить себе вечер в гостиной, жгли восковые свечи, которые были по карману только богачам.

Более дешёвый заменитель восковых свечей – свечи сальные, изготавливаемые из животного жира (наполовину — коровьего, наполовину — бараньего). При горении исходил «мерзкий смрад и удушливый дым», а в голодные времена доведённые до отчаяния люди даже питались сальными свечами.

Помимо прочего, в 1709 году был введён налог на восковые свечи – по четыре пенса за фунт. Также существовал оконный сбор. В книге читаем: «До 1696 года базовый налог с домохозяйства взимался исходя из количества очагов. Однако, чтобы сосчитать, сколько в доме очагов, налоговому инспектору требовалась попасть внутрь, а хозяева, естественно, не спешили его впускать. В 1696 году налог на очаги заменили налогом на окна: отныне чиновнику налоговой службы достаточно было обойти дом снаружи и сосчитать оконные проёмы». Так что вопрос «как добавить света в интерьер» в то время был совсем не в моде: на свечах экономили, а оконные проёмы закладывали кирпичами.

Сатирическая гравюра, высмеивающая огромное количество налогов, введённых английским правительством, в том числе «налог на окна», 1784 г.


На кухне 

Долгое время считали, что приличному знатному человеку на кухне делать нечего. Вплоть до конца XVIII века просуществовали дома с отдельно стоящей кухней. «Аристократические замашки представителей высшего класса не позволяли им терпеть в непосредственной близости от себя грязь, запахи и шум, неизбежные при приготовлении пищи», — пишет Люси.

Запахи были не самыми приятными. До изобретения холодильников люди употребляли в пищу сезонные продукты не потому, что им так хотелось, а в силу необходимости. Прочие просто кисли, пропадали и, конечно, воняли.

До наших дней дошли лайфхаки по сохранению свежести еды. Каждая хозяйка знала, что древесный уголь, положенный рядом с несвежим мясом, впитывает запах тухлятины, а молоко не киснет в течение нескольких часов, если в него добавить немного тёртого хрена. Кулинарные технологии тоже не блистали особой сложностью: в горшок опускали те продукты, что имелись под рукой, добавляли воды и варили целый день, не особо волнуясь за результат. Вот такой похлёбкой и питалась средневековая Англия.

«Сцена на кухне», Джон Аткинсон, 1771 г.

Мнение о том, что в доме не должно пахнуть пищей, бытовало на протяжении всего XIX века, и только в XX столетии отношение к этому вопросу стало меняться. А кроме того, что на кухне было противно, там было ещё и опасно. Некачественная утварь могла стать причиной смерти. Известны случаи отравления уксусом, который по незнанию хранили в оловянной посуде: под воздействием кислоты в него попадал свинец, содержащийся в сплаве с оловом. Смертельно опасным мог стать и медный горшок, едва с него стирался оловянный слой.

Вряд ли бы вам пришёлся по душе и график приёма пищи. Обычай завтракать появился не так уж давно. Великая британская традиция есть по утрам яичницу с беконом зародилась только в XX веке. А в старину утром вообще не ели. Один из жителей прошлого писал: «Только молодой голодный желудок не может поститься до обеда». Расписание выглядело примерно так. Первый обед подавали в десять часов или чуть раньше, первый ужин – в четыре часа дня. С появлением искусственного освещения вечерняя трапеза сдвинулась на тёмное время суток. Только начало промышленной революции внесло изменения в график. В XVIII веке фабричным рабочим, клеркам и лавочникам ходить на обед было неудобно. Привычным постепенно становились плотные завтраки и ужины.

На столе тоже всё было по-другому. За обедом подавали сразу все блюда: и сладкие, и острые. «Иногда повар удачно сочетал в одном блюде оба вкуса. Например, аппетитный мясной пудинг готовили из слегка отваренной печени, сливок, яиц, хлебных крошек, говяжьего нутряного жира, фиников, смородины, пряностей, соли и сахара».

Сатирическая гравюра «Прилежный подмастерье стал шерифом Лондона», Уильям Хогарт, 1747 г.

Если вы веган или вовсе сыроед, выжить в средневековье вам было бы трудно. До XX века сырые овощи и фрукты есть не рекомендовалось. Врачи считали, что такое питание приводит к кишечным расстройствам. А вот обильная, жирная, мясная, богатая белком пища – другое дело.

Долгое время наиболее высоко ценилась пища, которую почти не требовалось жевать. Особенным спросом пользовалось нежное мясо козлёнка, ягнёнка или птицы. Голубь был деликатесом – его ел только хозяин. А бедные крестьяне потребяли белок, птиц, ежей. Хотите рецептик? Пожалуйста: ежа обмажьте глиной и положите в очаг. Через пару часов разбейте шар и извлеките испечённое мясо – иголки при этом останутся в глине. Ёж готов, приятного аппетита!

Так вам всё ещё хочется побывать на старинном английском пиру?

Мария Соловьёва 

Know­r­e­a­l­t­y.ru