Ratnikov House

Дом, построенный по проекту архитекторов Евгения и Марины Спириных, расположен на Кумысной поляне в Саратове — по соседству с лесом, с видом на восходящее и заходящее солнце. Хозяева этого дома — Ирина и Антон Ратниковы — привыкли, что их дом называют странным, поэтому даже придумали для него хештег — #какойувасстранныйдом. Мы поговорили с Ириной и выяснили, как стать обладателем участка мечты, тяжело ли работать с художником и стоит ли дожидаться “своих” строителей.

Об участке

С выбором участка вышло всё очень забавно. Когда я ещё работала риелтором, мы с мужем часто именно на этом участке, в пустом поле, провожали закаты и мечтали, как классно было бы здесь построить дом. И вдруг мне на продажу попадают несколько участков, и один из них — именно тот, на котором мы провожали закаты. Теперь этот участок наш, и на нём стоит наш дом.

Об архитекторе

За Евгением Спириным в Инстаграме очень долго наблюдал мой муж. Он задавал ему какие-то вопросы, следил за его работами. А потом сказал: “Я тебя познакомлю с архитектором. Он странный, но у него классные работы”. Так мы и познакомились. Мы никогда не думали, что у нас будет обычный дом. Всегда хотелось дом со своей изюминкой и со своей душой. Всё так и получилось.

О работе над проектом

С художниками вообще очень сложно работать. Но с Женей было просто, потому что он — хороший психолог и понимает, когда заказчика можно чуть-чуть “дожать” и сделать так, чтобы в плюсе остались все — и архитектор, и заказчик. Мы строили дом впервые, а он всё видит в перспективе, как это будет выглядеть в объёме. У него есть опыт превращения того, что он видит на рисунке, в живые здания. И, что немаловажно, мы сошлись характерами. 

О любви с первого взгляда

У нас изначально должен был быть совершенно другой проект, но с ним не сложилось. Тогда Евгений стал рисовать ещё, абсолютно разные проекты, и где-то на третьем проекте мы поняли, что вот он — наш дом, таким он и должен быть. Когда мы увидели этот проект, сразу влюбились.

О трудностях

Так как дом необычный, все строители, видя архитектуру, мягко говоря, немного пугались. Они не понимали, как подойти к этому дому, и бюджеты сразу как-то вырастали. Было очень сложно найти тех, кто просто сделает то, что хотим мы. Без всяких “а давайте вот это переделаем”. В итоге долго, с переделками, но мы сделали то, что хотели. 

О заезде в свой дом

От момента “зачатия” до момента, когда мы вселились, прошел год. Мы могли и раньше заехать — нам достаточно быстро построили коробку, но большую часть времени заняла внутренняя отделка. Там вроде всё обычное, но мы ждали своих мастеров, особенных, которые бы нас понимали. И дождались.

Об интерьере

С дизайном интерьера нам тоже помогал Евгений Спирин. Он обрисовал общие моменты и определил концепцию, а дальше интерьером занимался мой муж. Мы решили, что стены лучше сделать светлыми. На втором этаже в детской у нас и пудровый розовый, и серый. А в нашей спальне одна стена чёрная.

О закатах

Мы располагали дом по сторонам света. Нам было принципиально, чтобы панорамная сторона окон выходила строго на закат. Потому мы и “поставили” дом на западе. Но оказывается, солнце имеет свойство менять свою траекторию восхода и захода почти на 15 градусов по временам года. Поэтому сейчас мы наслаждаемся закатами в панорамные окна ровно тогда, когда начали стройку — в осенние месяцы. Во все другие месяцы закат проходит “по касательной”. Мы уже поняли, что это хорошо, иначе в доме было бы слишком жарко. Но решили, что в следующий раз, если ещё будем строить дом, “подвинем” дом так, чтобы закаты были только зимой.

О характере

У дома есть свой характер, он живой. Наверное, он сильный, потому что, чтобы сносить всю критику и выслушивать восхищения, нужно быть сильным. Он как будто всё “воспринимает”, но остается сам себе на уме. Он живой, спокойный, размеренный, особенный.

О лучшем в доме

Здорово выйти на террасу в закат, лечь в гамак и наслаждаться. Но если углубиться, то больше всего в нашем доме я люблю особенность его планировки — то, что у нас есть своя зона на втором этаже, куда никто не заходит. А на первом — второй мир для всех. 

О втором доме

Когда мы достроили наш дом, я сказала: чтобы ещё раз я ввязалась в стройку — ну уж нет! Но есть ощущение, что это не последний дом. Это как с ребёнком: родил первого и говоришь: всё, больше никогда. Но проходит время и хочешь второго. Сейчас я жду, когда захочется второго, и есть ощущение, что он всё-таки  будет.

О дизайнерских предметах

У нас есть круглый дизайнерский стол, за которым мы все собираемся. Сделал нам его Артём Седов. Он не раскладывается, у него нет никаких особенных вещей, но он всё равно особенный, потому что он такой один и он у нас. А ещё у нас дом-выставка. В доме висят картины Рашида Салямова, Алексея Ерёмина, Юлии Астафьевой, Антона Лебедева — наверное, все саратовские художники у нас. Они занимают свои места и хорошо вписываются. 

Об изменениях

У меня часто спрашивают, особенно те, кто только собирается строить дом, что бы я изменила теперь, пожив в доме. Так вот — я бы не поменяла ничего. Наш дом идеальный, в нём всё как нужно. Вот есть у кого-то представления об идеальной фигуре, отталкиваясь от которых, кто-то хочет увеличить грудь или уменьшить талию. Так вот наш дом и есть этот идеальный образ. 

Фото: Дмитрий Шведов

Подготовила: Юлия Исаева