Шедевры советского конструктивизма

Конструктивизм прожил в СССР недолгую, но яркую жизнь – меньше двадцати лет на заре молодой советской страны, 20-30-е годы прошлого века. Конструктивисты искали новые формы и материалы, чтобы воплотить идеи нового общества – свободного и счастливого, подарить молодой стране прекрасные города. Но потом стиль попал в опалу и был вытеснен сталинским ампиром. В прошлый раз мы рассказали о главных советских конструктивистах и многочисленном строительстве клубов. Сегодня же вспомним про дома-коммуны, промторги, гаражи и легендарный Дом на набережной.

10667282403_d89344c28e_z «Бахметьевский гараж» (архитектор — К. Мельников). Photo: Sergey Norin

Дома-коммуны — символ эпохи 20-30-х годов, непременный её атрибут. Ни до, ни после такого не строили. Идея дома-коммуны впервые была высказана социалистом-утопистом Шарлем Фурье. По его идее, коммуны из 1500-2000 человек должны были жить в специальных дворцах – фаланстерах. У Фурье в Европе и даже России в 19 веке были последователи, пытавшиеся претворить его идеи, в гораздо меньшем, правда, масштабе. Кстати, фаланстер описан в романе Чернышевского «Что делать?» в четвертом сне Веры Павловны.

В 20-е годы при построении нового быта идея нового социалистического фаланстера, дома-коммуны, стала воплощаться в жизнь. Для того, чтобы регламентировать жизнь коммунаров, Центржилсоюз в 1928 году выпустил «Типовое положение о доме-коммуне» – интереснейший документ эпохи. В нем подробнейшим образом указывалось, что должны и чего не должны делать коммунары, как им полагалось есть, спать, любить и воспитывать детей. Основные бытовые проблемы предписывалось решать коллективно.

Всего домов-коммун в те годы построено семь, из них три — в Москве, два — в Санкт-Петербурге и по одному — в  Саратове и Екатеринбурге. Главным создателем московских домов-коммун был М. Гинзбург. На счету Гинзбурга — два построенных дома-коммуны: Дом Наркомфина на Новинском бульваре и Дом-коммуна на Гоголевском бульваре.

8421956051_d5c4a928d4_z Дом Наркомфина. Photo: quirischa

Дом Наркомфина построен в 1928-30 годах на территории бывшего Новинского монастыря. По проекту предполагалось постройка четырёх корпусов, но в итоге осталось только два – жилой корпус и коммунальный блок с прачечной, кухней и детскими яслями, соединявшийся с жилым корпусом крытой галереей. Главное здание комплекса — шестиэтажный параллелепипед, установленный на столбах опорах. Высота его 17 м, а длина — 85 м. Подъезды расположены в торцах здания, их всего два. По всей длине проходит общий коридор, по одну сторону расположены двери в квартиры. Остекление – ленточное, крыша – функциональная, плоская – все как положено объекту конструктивизма. При строительстве крыши и остекления, кстати, использовались разработки Эрнста Мая и Ле Корбюзье. Корпус рассчитан на 50 семей и имеет несколько типов квартир, причем двухуровневых. Он считался не чисто домом-коммуной, а домом переходного типа. Для семей с детьми предназначалась квартира типа К (жилая ячейка К), в которой была крохотная кухня, две спальни на втором уровне и гостиная с высотой потолков пять метров. Для пар и одиночек предназначалась более скромная ячейка F, где кухню заменял «встроенный кухонный элемент» за раздвижной ширмой, а вместо ванны квартира оборудовалась нишей с душем.

Как и многие памятники конструктивизма до последнего времени Дом Наркомфина находился в полуразрушенном состоянии. Недавно было принято решение о реставрации и устройстве там музея конструктивизма. Сейчас там раз в несколько дней проводят групповые экскурсии.

Параллельно строительству Дома Наркомфина та же группа под руководством М. Гинзбурга создаёт жилтоварищество и строит жильё для себя – Дом-коммуну на Гоголевском бульваре. И тоже переходного типа, оставляя для себя некоторые мелкобуржуазные удобства. Строение это выглядит скромнее. В комплекс входило два жилых корпуса: шестиэтажный – с квартирами-ячейками для одиночек, семиэтажный – для семейных, а также коммунальный корпус со столовой, прачечной и так далее. Внешних примет конструктивизма не так много. Столбов-опор нет, окна большие, но не ленточного типа. Крыша, правда, плоская, её планировалась использовать под солярий. Зато тут при строительстве применены необычные материалы, включая камышит – бетон, с камышом в качестве наполнителя. Имеется общий коридор вдоль фасада здания – тоже характерный признак дома-коммуны. В один и тот же коридор выходят двери квартир на разных этажах – так называемые верхняя и нижняя ячейки. Двухуровневые (нижняя) и трёхуровневая (верхняя) ячейки-квартиры при этом расположены одна под другой, но двери – рядом, и прихожие – на одном уровне. Максимальная площадь квартиры-ячейки – 36 кв.м., но за счёт двух уровней и большой высоты потолков в гостиной (3,6 кв.м.) объём её получается достаточно большим.

Квартиры-ячейки являются одним из интереснейших элементов, привнесённых в архитектуру советскими конструктивистами. В настоящее время дом-коммуна на Гоголевском бульваре функционирует как жилой дом и находится в неплохом состоянии.

Самым последовательным воплощением принципов дома-коммуны является Коммунальный Дом для студентов Текстильного института на 2-м Донском проезде, спроектированный И. Николаевым и построенный в 1929-1930 годах. Комплекс рассчитан на проживание 2000 человек и состоит из трёх корпусов, в плане имитирующих контуры самолёта. Спальный корпус – типичнейший конструктивистский объект в форме удлинённого восьмиэтажного параллелепипеда на столбах-опорах с плоской крышей, длинным общим коридором вдоль всего фасада и ленточным остеклением. Ещё одна характерная особенность корпуса – межэтажные пандусы без ступенек.

16645870111_eeb553eaea_z Коммунальный Дом для студентов Текстильного института. Photo: Sergey Norin

Вход в комплекс – через трёхэтажный общественный корпус, соединённый со спальным через перемычку санитарного корпуса. Общественный корпус включает библиотеку с читальным залом, столовую, спортивный зал, прачечную, медпункт, детские ясли и прочие вспомогательные помещения. На этажах спального корпуса были расположены 1008 двухместных так называемых спальных кабин. Они вмещали лишь две кровати с двумя табуретками, и комнатой такое помещение назвать трудно. По смелому замыслу кабина предназначена только для сна. После пробуждения студент должен был сразу идти в санитарный корпус для умывания, принятия душа и переодевания в повседневную одежду. Далее – в столовую, на занятия и прочие общественно-полезные мероприятия. Вечером – путь в обратном направлении, завершающийся переодеванием в санитарном корпусе до нижнего белья и ночной отдых в спальной кабине. При этом авторами проекта была «не исключена возможность усыпляющих добавок». Концепция спальных кабин не слишком хорошо выдержала проверку временем, и в процессе эксплуатации корпуса эти кельи неоднократно перестраивались в сторону увеличения размера. В настоящее время комплекс капитально отреставрирован с очередной перепланировкой в спальном корпусе. Сейчас здесь расположено общежитие аспирантов МИСиС.

Дом Общества бывших политкаторжан в Санкт-Петербурге построен в 1931—1933 годах по проекту архитекторов Г. Симонова, А. Хрякова и П. Абросимова. В комплекс входят три шести- и семиэтажных корпуса, расположенных в виде незамкнутого прямоугольного треугольника. Два корпуса с двухкомнатными квартирами имеют коридорную планировку, третий — секционного типа, квартиры — трёхкомнатные и больше. Общее количество квартир – около ста сорока. Больший корпус выполнен в виде двух параллельных, примыкающих друг к другу параллелепипедов разной этажности. Крыша плоская, ленточного остекления нет, но первый, нежилой этаж максимально остеклён. В устройстве квартир можно отметить характерное для дома-коммуны отсутствие полноценной кухни. Был лишь только встроенный кухонный шкаф, потому что расчёт делался на общественное питание. На первом этаже находилась вся инфраструктура комплекса – столовая, гаражи, клуб, библиотека, детский сад, музей каторги и ссылки.

14 Дом Общества бывших политкаторжан

Кроме принадлежности здания к конструктивизму следует отметить, что по числу репрессированных жильцов с Домом политкаторжан может соперничать лишь знаменитый «Дом на набережной», в 1935 году Общество ликвидировано, жильцы выселены, 132 семьи подверглись репрессиям.

Дом-коммуна инженеров и писателей — это шестиэтажное здание в стиле конструктивизма, построенное в 1929-1931 годах по проекту А. Оля. Архитектурная особенность заключается в том, что здание вдоль фронтона архитектурно делится на две части: одна, пятиэтажная, имеет плоскую крышу, другая, шестиэтажная – наклонную. Пайщиками кооператива, построившего этот дом, стали молодые писатели и инженеры, сторонники борьбы за новый быт. Функционал дома-коммуны, как и положено, был рассчитан на жизнь в большом коллективе. Число квартир – 52, от однокомнатной до четырехкомнатной. Условия существования предельно жесткие: кухонь в квартирах не было вообще, санузлы – по одному на этаж. Позже дом все-таки был подвергнут капитальному ремонту с перепланировкой, и в каждой квартире появились кухня и санузел.

Идея домов-коммун была дезавуирована постановлением ЦК ВКП (б) «О работе по перестройке быта» 1930 года, где борьба за обобществлённый быт и дома-коммуны признавались «чрезвычайно вредными» и отвлекающими материальные ресурсы, необходимые для решения наболевших проблем. Окончательно идея домов-коммун была похоронена на 17 съезде ВКП (б) в 1934 году.

 

Промторги

Промторги – крупные магазины, предназначенные для рабочих, которые специально строили в рабочих районах. Среди московских, построенных в те годы — универмаг на Красной Пресне (братья Веснины, 1927 -28 годы), универмаг «Красное Замоскворечье» на Серпуховской площади (К.Яковлев, 1928-29 годы), универмаг на Крестьянской заставе (Юганов и Паперный, 1928 год), Марьинский универмаг на Сущевском Валу (К. Яковлев, 1929 год). Здания строились по передовым технологиям с максимальной площадью остекления.

4550932361_d934658742_z «Мосторг» на Красной Пресне (архитекторы — братья Веснины). Photo: Sergey Rodovnichenko

 

Гаражи

После создания своего революционного проекта гаража на 1000 автомобилей в Париже, который, правда, так и не был реализован, К. Мельников отыгрался на Москве и стал здесь главным гаражестроителем. В Москве создавали новые автобусные маршруты, и для этого за границей была закуплена крупная партия автобусов. Для них Мельников спроектировал гараж на Бахметьевской улице (сейчас – ул. Образцова). Гараж построен в 1927 году, выполнен как манеж – с единым пространством, имел четыре фасада в конструктивистском стиле и крышу площадью 8500 кв.м., разработанную В. Шуховым. С 2008 по 2011 год в Бахметьевском гараже располагался Музей современного искусства «Гараж», а сейчас находится Еврейский культурный центр.

Также Мельникову принадлежат реализованные в те же годы проекты гаража на Новорязанской улице, гараж ГАО «Интурист», гараж Госплана СССР.

12348212945_2a0286ef2f_z Гараж Госплана. Photo: Sergey Norin

 

Легендарный дом

Ещё в разговоре о конструктивизме непременно стоит упомянуть Первый Дом Советов по адресу ул. Серафимовича, 2, он же Дом правительства, он же «Дом на набережной» — крупнейшее строение в стиле конструктивизма, и вообще одно из крупнейших зданий в Европе того времени. Оно было построено в 1927-32 годах по проекту Б. Иофана, который, кстати, не входил в число явных представителей конструктивизма. Тем не менее, крупнейший проект в этом стиле довелось выполнить именно ему.

20899420078_5747999a7c_z Дом на набережной. Photo: arthur shuraev

В 24-подъездном 12-этажном доме было 505 квартир. Комплекс состоит из семи жилых однотипных, соединённых друг с другом корпусов разной этажности и имеет в плане решетчатый вид. В центре главного фасада здания расположен нынешний Театр эстрады. С противоположной стороны комплекса к нему примыкает входящее в его состав здание кинотеатра «Ударник», а со стороны фасада на Болотной – корпус универмага. Крыша кинотеатра имеет форму обрезанного купола. Она была сделана раздвигающейся, но вследствие технических проблем раздвигалась всего один раз, в самом начале эксплуатации. Кроме того, комплекс содержит всевозможные предприятия инфраструктуры и даже детские ясли на крыше одного из корпусов.

Кухни в квартирах маленькие, так как предполагалось, что жильцы должны бесплатно питаться и получать готовые пайки в расположенной в корпусе универмага столовой.  Но зато высота потолков – от четырёх до четырёх с половиной метров. Дом строился специально для семей членов ЦК партии, а также военачальников, привилегированной творческой интеллигенции и прочей элиты. Элитный дом имел соответствующую, отнюдь не конструктивистскую отделку квартир, роскошные марши лестниц и большие лифты. Во внутренних дворах имелись фонтаны. Многокомнатные квартиры площадью от 72 до 139 кв.м расположены по две на каждой лестничной клетке. Нижние два этажа занимали коммунальные квартиры, где жила обслуга.

 

Дом конструктивизма

Наверное, самое необычное творение эпохи конструктивизма – дом Мельникова в Кривоарбатском переулке Москвы, дом-мастерская архитектора-конструктивиста Константина Мельникова. Дом состоит из двух вертикальных цилиндров разной высоты, врезанных один в другой и образующих восьмерку. Высокий цилиндр имеет покатую крышу, а низкий – плоскую, и к тому же он как бы обрезан по всей высоте и за счет этого имеет плоский фронтон. Здесь как раз находится вход в дом. Кроме входной двери плоская часть фронтона полностью остеклена. Зато боковые стены этого цилиндрического кирпичного корпуса – глухие, имеют лишь несколько необычных окон в форме шестиугольника. А вот второй цилиндр имеет целых 57 окон в форме пчелиных сот.

10694233774_752e747ef9_z Дом Мельникова. Photo: Sergey Norin

Меньший из цилиндров имел два этажа, больший – три. Первый этаж занимали вспомогательные помещения и рабочие кабинеты членов семьи, на третьем была мастерская самого Мельникова. На втором этаже располагалась гостиная и самое интересное с точки зрения представления об обобществлении быта – общая спальня для всей семьи из шести человек. Не будем спрашивать, зачем это было нужно Мельникову – ему виднее. Архитектуру дома можно считать последовательно конструктивистской. А можно и не считать. По крайней мере, сам Мельников был против. Но всё равно, это — памятник эпохи советского конструктивизма. Конечно, удивительно, что в конце 20-х – начале 30-х годов кто-то мог построить личный особняк в центре Москвы. Но тут надо сказать, что Мельников после принесшей ему славу выставки в Париже находился, что называется, в фаворе. К тому же, дом был оформлен как экспериментальное сооружение, а строительство оплатил сам архитектор, который тогда не испытывал недостатка в средствах и, ко всему, получил кредит на строительство. В 2000-е годы Дом Мельникова довольно часто упоминался в прессе – из-за него долго судились наследники, в то время как само здание находится в полуаварийном состоянии. Тем не менее, сейчас в нем расположен Музей Константина и Виктора Мельниковых.

 

Особенности советского конструктивизма

Феномен советского конструктивизма заключается в том, что ему было отпущено для активной деятельности чуть более десяти лет, после чего он был разгромлен и вытеснен как стиль не вследствие конкурентной борьбы, а волевым решением руководства СССР. При всех достоинствах конструктивизма стоит отметить, что его творениям присущи некоторые не слишком привлекательные черты. Они имеют особенность быстро морально и физически устаревать. Если быстрое физическое старение можно списать на несовершенство применяемых материалов и технологий, а также жесткую экономию на расходах по строительству, то моральное старение – следствие того, что объект, выполненный в суперсовременном стиле, через некоторое время перестает быть суперсовременным, как бы выходит из моды и начинает блекло смотреться на фоне новейших объектов, выполненных в ещё более современном стиле. Это прослеживается на примере практически всех проектов разных периодов двадцатого века, созданных конструктивистами и функционалистами, в том числе и великим Ле Корбюзье. Да и практически вообще всех зданий из стекла и бетона. Поэтому они так скромно смотрятся рядом с современными объектами в стиле, скажем, хай-тек.

А вот строения, выполненные в традиционном, классическом стиле, не претендующем на новизну, продолжают смотреться добротно и солидно гораздо дольше. Однако при всем при том именно идеи функционализма и конструктивизма задали дальнейшее направление развитию архитектуры. И в этом отношении их роль бесценна.

Алиса Орлова

25.03.2016