Собачье отношение

У меня на авантюры нюх как у собаки. Поэтому, когда мой парень возвращался из командировки, я буквально чувствовала: он едет не один. С ним рядом — милый пассажир. Настолько милый, что я соглашусь оставить его жить с нами. Конечно, спустя семь месяцев и один переезд, я уверенно могу сказать: пса никому не отдам! Но к этой осознанной любви получилось прийти не сразу. Как минимум, пришлось пожертвовать индийский покрывалом со слоном, замшевыми лодочками, карнизом, обоями и другими мелочами жизни.

Собака в маленькой квартире – это хлопоты. Большая собака в съёмной маленькой квартире – это большие хлопоты. Но как можно о них думать, если двухмесячного пса кто-то выкинул на трассу? Моё холодное сердце растаяло, и очень скоро заявление «Вот сейчас он немного прийдёт в себя, и мы найдем ему новый дом» сменилось на «Хорошо, предупредим хозяйку квартиры о собаке, а мы просто будем за ним следить».

110833421_c17e63d59a_z Photo: /kallu

Если пёс в вашем доме появился также внезапно, как родители, вернувшиеся с дачи, просто выдохните и смиритесь. С чем? Я не стану рассказывать, как подготовить квартиру к появлению в ней собаки. Я расскажу, что вас ждёт.

Покой и сон. О них вы можете забыть, хотя бы на время. Когда Ганеш (после долгих споров мы пришли к выводу, что это единственная адекватная кличка для того, кто вырастет огромным, как слон) появился в нашей квартире, ночной сон из неё ушел. Псу было выделено место на клетчатой мягкой подстилке в гостиной. Наша спальня располагалась по соседству, через стену. Здесь нужно уточнить, что у меня раньше была собака, а у моего молодого человека – никогда. Поэтому, когда Ганеш начал ночью скулить и требовать к себе внимания, я знала – надо терпеть. Ни при каких обстоятельствах сердце не должно дрогнуть при жалобном плаче. И у меня оно не дрогнуло. Зато отцовской любовью наполнился мой парень. Каждую ночь он ходил укладывать «малыша», брал собаку на руки и укачивал. Пёс, добившись внимания, засыпал, как младенец, а новоиспеченный «отец» ворчал: «Что ты тут ходишь среди ночи? Не видишь? Собака спит!». Так продолжалось недели две. А потом Ганеш и вовсе переехал к нам в спальню, обустроившись на полу возле кровати.

Каждый раз, уходя на работу, я думала, что возвращаться будет некуда, но всё обходилось малой кровью. Квартира оставалась целой — только грязной.

Несмотря на ночные колыбельные, собаку было решено воспитывать в строгости, как бы смешно это ни звучало. Поэтому за каждую лужу мимо пелёнки (к улице Ганеш привыкал очень долго, потому что около трёх месяцев был на карантине) получал по пушистому хвосту. Впитывающих пелёнок за четыре месяца было израсходовано столько, что можно было бы осушить Каспийское море, так что по хвосту собака получила достаточно. Но у нашего пса, похоже, всё в порядке с памятью: когда хозяева ушли из квартиры на десять минут, он залез на диван и порвал покрывало. Чтобы месть была ещё изощрённее, в самом центре он оставил огромную кучу — вышло совсем как акт современного искусства.

Так как снимали мы квартиру у наших друзей, договориться о новом жильце было легче. Хотя уже через пару месяцев это не помешало им сказать: «Или вы выселяете собаку, или мы выселяем вас». И причины, в общем, были.

Сначала совпали очередная командировка моего парня и моя восьмичасовая рабочая неделя. Каждый раз, уходя на работу, я думала, что возвращаться будет некуда, но всё обходилось малой кровью. Квартира оставалась целой — только грязной (кстати, если вы вдруг решили завести собаку, будьте готовы к тому, что ваш дом засияет чистотой — мыть его придётся каждый день). И это, конечно, было только началом проблем.

Когда я ложилась спать, фактурные обои ещё были на месте, а когда проснулась — уже не было.

Ганеш сразу воспринял меня как доброе существо, которое можно облизывать, любить и играть, но никак не слушаться. И пока мой парень, которого собака воспринимает как хозяина, находился дома, всё было неплохо: Ганеш даёт лапу, выполняет команду «место», не грызет тапочки, не делает луж. Но стоит только хозяину уйти из дома, как собака превращается в Бобика в гостях у Барбоса. И если начиналось всё с безобидных тапочек, то закончилось — съеденной стеной, буквально. То есть, когда я ложилась спать, фактурные обои ещё были на месте, а когда проснулась — уже не было. Преступник лежал на диване, свернувшись калачиком, и смотрел на меня преданным глазами. Конечно, с одной стороны, заводить животное, которые активно стремиться что-то уничтожить в съёмном доме, не совсем честно. С другой – ну с кем не бывает?

В общем, после того, как квартира была приведена в первоначальный вид, нам пришлось съехать. И единственным маяком в этом сложном пути был тот факт, что собака когда-нибудь повозрослеет. Все, кто слышал мои истории про пса, говорили: «Возраст такой, он же ещё глупый, потому что маленький. Вот вырастет – поумнеет». Сил ждать его взросления не было. Поэтому, посоветовавшись, мы купили мягкий намордник, чтобы за то время, пока нас нет дома, собака не смогла ничего сгрызть. И это правда сработало. С небольшой поправкой: пёс грыз снятый намордник, не обращая внимания ни на что вокруг.

Сейчас ему 9 месяцев. Квартира целая. Пёс немного поумнел, потому что вместо куска стены он теперь предпочитает печенье, которое я могу забыть убрать со стола.

Анна Фёдорова

01.06.2016