в будущем времени

О каком будущем рассказывает футуризм в архитектуре и дизайне, когда космические корабли уже бороздят просторы вселенной, а робот заменяет человека.

Большинство из нас определённо догадывается, что объекты искусства, маркированные футуризмом, должны переносить нас визуально и концептуально в далекое будущее — эру  окончательного покорения космоса, природы и сопромата. Однако нынешние реалии этого авангардистского движения оказываются гораздо фантастичней тех, что представлялись когда-то первым итальянским вдохновителям архитектурного футуризма.

Сто лет назад  миланский архитектор Антонио Сант’Элиа  воплощал трёхмерное сложное городское пространство в серию знаменитых проектных рисунков «Новый город», Марио Кьяттоне исследовал небоскрёбы как новые городские храмы, а Анджело Маццони проектировал аэрофутуристический город из непрерывных линий воздушных улиц, портов и гидроаэродромов. Их идеи подхватили и трансформировали лучшие урбанисты ХХ века, переведя умозрительные и плоские абстракции первых футуристов в реальные и удивительные архитектурные объёмы, которые до сих пор с завидной периодичностью продолжают цитировать, обсуждать и бесконечно репостить в и нтернете.

1  «Промышленное здание с угловой башней» из серии «Новый город», Антонио Сант’Элиа, 1913. Фото: http://antoniosantelia.org/products/dettaglio/92

Постепенно футуристическая архитектура мегаполисов осознала и сформулировала свои главные принципы работы: транспортная система воплотилась в многоуровневых структурах, здания обрели потенциал скульптурных пластических форм и выстраивались как динамические композиции,  а само городское пространство становилось мобильным и легко трансформируемым.

Наверное, именно о такой обгоняющей будущее архитектуре писал в 1965 году самый влиятельный японский архитектор ХХ века Кензо Танге: «Мы живём в мире, в котором соседствует абсолютно несовместимое: человеческий масштаб и масштаб сверхчеловеческий, стабильность и мобильность, постоянство и изменчивость, индивидуальность и обезличенность, ограниченность и универсальность. Это проблема борьбы техники против человека, и в нашу эпоху задача архитектора заключается в том, чтобы перекинуть между ними мост».

2  Аэростаты-небоскребы «Гидрогеназа» Венсена Каллебо. Фото: http://vincent.callebaut.org/page1-img-hydrogenase.html

Сегодня многие современные архитектурные и интерьерные концепты продолжают блестяще развивать футуристические традиции прошлого века, используя для этого самые современные материалы и технологии. При этом архитектурный язык современных футуристов по-прежнему опирается на сверхтехнологичные образы настоящего и пытается создать гармонизированное с природой техногенное пространство.

Один из самых оригинальных футуристических концептов прошлого года — «Приливной гидроэнергетический дом» канадского архитектора Марго Красожевик. Органическая форма объекта напоминает гигантскую морскую раковину, и так же причудливо закручены все остальные пространства дома — внешняя бетонная оболочка надёжно фиксирует здание на прибрежных скалах,  а три внутренних жилых модуля при необходимости легко трансформируются. Дом абсолютно самодостаточен в плане  энергоснабжения — его надводная часть покрыта солнечными батареями, а нижняя часть, погруженная в морскую воду, снабжена остроумной конструкцией на основе турбин и генераторов, преобразующих в электричество энергию приливных волн.

3  «Азиатские пирамиды» Венсена Каллебо. Фото: http://vincent.callebaut.org/page1-img-asiancairns.html

Проект Красожевик — очередная и любопытная попытка спроектировать жилой дом как самостоятельную, органичную и сбалансированную экосистему, что логично продолжает концептуальные поиски современных футуристов. И здесь одним из наиболее последовательных экоархитекторов выступает бельгиец Венсен Каллебо, чьи футуристические концепты вертикальных экокомплексов стабильно собирают тысячи восторженных лайков в интернете и берут первые призы на авторитетных европейских и азиатских выставках.

Среди последних наиболее обсуждаемых концептов Каллебо — летающие на биогенном водороде аэростаты-небоскрёбы «Гидрогеназа»,  первые в мире «фермоскрёбы» для  сельскохозяйственной урбанистики — «Азиатские пирамиды», а также супертехнологичные «Городские деревья» — закрученные в ДНК-спирали башни на полном энергетическом самообеспечении.

Собственно, образно-объектный мир современных биотехнологий продолжает вдохновлять современных футуристов так же мощно, как вдохновляли их аэропланы и скоростные автомобили сто лет тому назад. Архитекторы и дизайнеры ищут вдохновение в клеточных структурах, которые теперь можно детально рассмотреть благодаря современным методам исследования.

В 2006 году увидел свет оригинальный проект Слоана Калпера и Одри Роя, выпускников Массачусетского технологического института, который они разработали для строящегося в Сычуаньском университете нового нанобиомедицинского корпуса. Архитектор Калпер и программист Рой визуализировали в колоссальных масштабах 6-тиэтажного здания молекулярную структуру животной клетки, найдя остроумные архитектурные метафоры для ключевых объектов современной молекулярной биологии. Внешний вид лабораторного комплекса для трёхсот китайских биотехнологов вдохновлен изящностью белковых структур в клеточных мембранах — их, например, напоминают белые эркерные окна на тёмном рельефе фасада. Интерьер также пронизан мотивами клеточных структур: формы бассейнов в рекреационных зонах отсылают к постоянным структурам клетки — эндосомам и митохондриям, а расходящиеся мосты атриума воплощают собой Х и Y-хромосомы.

Клеточные структуры широко цитируются дизайнерами всего мира и в предметах интерьера, но в последние годы тон здесь, похоже, задают британцы.  Манчестерское креативное бюро Lazerian создает из ламинированной фанеры коллекцию «клеточных» столов Mensa, Заха Хадид делает полиуретановые лампы Genesy, вдохновляясь моделью роста живых листьев, а Росс Лавгроув предлагает разноцветные «цитоплазменные» стулья.

4 Лампа Genesy от Захи Хадид. Фото: http://www.zaha-hadid.com/design/genesy-lamp/

В общем, футуризм всё уверенней расширяет свою нишу в современной архитектуре и дизайне, причем равное любопытство вызывает как его прошлое, так и его настоящее. Пока авторитетный Architectural Digest с придыханием вспоминает главные футуристические постройки XX века, статусная французская выставка недвижимости MIPIM открывает новую категорию Futura, в которой оценивает лучшие архитектурные проекты будущего. Победители этого года — гигантский Центр музыки для западного Парижа, напоминающий золотые соты, и больничный мегакомплекс для Северной Новой Зеландии, созданный по образу четырёхлистного клевера. Природа плюс наука, высокотехнологичные материалы плюс новые образы, урбанистика плюс колоссальные масштабы — сегодня именно это творческое уравнение определяет лицо нашего архитектурного завтра.

6  Проект Центра музыки в Булонь-Бийанкур, Франция. Фото: http://www.mipimawards.com/mipimawards2015/awardswinners/winners-2015 

Мария Ерохина