Забор как национальный идентификатор

Если кто-то скажет вам, что «Россия – страна возможностей», «Россия живет дорогами» или «Россия – щедрая душа», не верьте. И первое, и второе, и третье будет ложным определением. Россия – страна заборов, глухих стен, частокола, изгородей и оград. Забор сопровождает нас с детства и до самой старости. Даже на том свете, если верить Библии, будет ждать апостол Петр. Встреча с ним назначена у ворот.

Убежать от этой огороженной действительности невозможно. Можно только уехать. Ведь русская государственность формировалась на оградах. «У нас города никогда не росли вокруг торговых площадей. Город растет вокруг детинца, потом появляются посады, следующими — защитные рубежи заборов, потом Белый город, Китай-город, Земляной город», — рассказывает историк Сергей Медведев.

101 Иллюстрация: Анастасия Тимофеева

Кремль по сути – тоже огромный забор, который со временем из белокаменного превратился в красный. В XIX и начале XX веков у российской знати глухие заборы почти отсутствовали, потому что считалось, что они скрывают красоту зданий и парков. Приемлемым считались только живые изгороди, которые хорошо вписывались в архитектурный ансамбль. Но революция расставила все на свои места, и в сознании людей навсегда отпечаталось одно – приватная жизнь возможна только там, где есть высокая глухая стена. Но и у неё, как вы знаете, есть уши.

Некоторые урбанисты и антропологи отмечают, что только у русских людей на окнах висят плотные шторы. Они в данном случае – аналог забора, которого в квартире быть просто не может. Да и со степенью доверия россиян к своим соотечественникам все тоже печально. В книге «Люди за забором» Максим Трудолюбов приводит следующую статистику: в нашей стране не доверяют друг другу 77% опрошенных, в скандинавских странах доли недоверяющих обычно не превышают 30%, а в среднем по Европе показатели колеблются в районе 40%. Заграждений в этих странах многим меньше, чем у нас.

К тому, что территория обязательно должна быть огорожена, нас приучают с детства. И чем сложнее и беспокойнее в России жизнь, тем прочнее забор. Я отчетливо помню одну детскую песенку, её мы разучивали на уроках музыки в детском саду. Первый куплет начинался со слов: «За низеньким забором стоит мой детский сад». Мой детский сад действительно стоял именно за таким забором. И мы постоянно хотели сбежать из сада навстречу свободе от каши и дневного сна. У некоторых даже получалось, потому что в сетке-рабице постоянно кто-то делал дыры. Сейчас тот детский сад обнесли забором из металлических листов, и преодолеть такую преграду больше нельзя. Но оно, наверное, и к лучшему.

На самом деле, эти барьеры – это открытая площадка для диалога, который город каждый день ведет со своими жителями.

Вообще, жажда чувства безопасности рождает всяческие ограды. Именно чувства, потому что даже за высокими кирпичными стенами и колючей проволокой вы не будете защищены. Забор можно снести, через него можно перелезть, под ним можно сделать подкоп. Главное же, как говорится, желание. Тем более, частная собственность в нашей стране как бы и есть, но вот защитить её сложно.

Моим бабушке и дедушке почти по восемьдесят лет, сорок из которых они проработали на оборонном предприятии, которое было обнесено высоким забором, чтобы ни одно секретная государственная разработка не улизнула за железный занавес. Каждый день из года в год они входили в ворота крепости. Позже, во времена перестройки, некоторым работникам выдали по участку земли в безвозмездное пользование. Нашей семье тоже дали. И знаете, что в первую очередь появилось на будущей даче? Не фруктовые деревья, не фундамент дома. У нас появился забор. Дед сам вколачивал прутья и сам обматывал их сеткой. Он верил, что эти колышки спасут его урожай от непрошеных гостей. Верил и обманулся, хотя эта история уже о частной собственности.

Каждый день мы ездим по улицам, огороженным высокими заборами. Государственные учреждения и городские парки, стройки и заводы — всё в барьерах. Но, на самом деле, эти барьеры – открытая площадка для диалога. Диалога, который город каждый день ведет со своими жителями. На заборах выражают свою позицию, они помогают продавать запрещённые препараты, рассказывают о любви и ненависти. И если бы их не было, русскому человеку жилось бы скучно и неинтересно — ни площадки для дискуссии, ни ограничений. Сплошная свобода, найти применение которой крайне сложно.

Анна Фёдорова

28.03.2016