Зачем застройщик идёт на панель? 

Эксперт в сфере недвижимости Сергей Смирнов возмущается, ругается и рассуждает, почему строительная отрасль достигла технологического предела.

Что такое строительный бизнес в России?

Девелопер — это, скорее, инвестиционный банк, нежели строительная организация. Но в России предпринимателя хлебом не корми, дай что-нибудь построить. Россиянин всё любит строить сам. Я видел хозяев строительных компаний, которые не знали ни одного сотрудника отдела продаж,  зато знали каждого рабочего на стройке по имени.

Полина Васильева

Стройка — эдакий способ увековечить себя для потомков. Тут всё — не про бизнес.  Строительство для большинства игроков — убыточно. Но понимают это не многие. Поэтому у нас ещё гордо представляются: «Я — директор строительной компании».

Почему застройщики в конечном итоге разоряются? 

Современное жилое здание — как продукт — достигло своего технологического предела. То есть, все попытки колдовать над себестоимостью за счёт инновации сродни экономии на спичках. Есть общеизвестный диапазон себестоимости строительства 1 м², и ширина этого диапазона в массовом сегменте составляет несколько тысяч рублей. Когда продукт достигает предела развития, решения может быть два: искать новый продукт или искать новый рынок.

Но! Никто и не делает попыток искать новый продукт. Все поют «старые песни о главном». Без нового продукта любой новый игрок на рынке — банкрот уже в момент возникновения самой идеи «а давайте что-то построим».

Здесь застройщики возразят и скажут мне про вертикальную интеграцию смежных бизнесов. И начнут доказывать, что они сами работают над инновациями. Вот, например, несколько компаний открыли современное панельное производство. Другие построили бетонный завод. Это, по их мнению, и есть попытки поисков новых рынков. Хотя по большей части — это попытки экономить на собственном производстве, а не на «отжиме» цен у поставщиков, что более логично, если вспомнить, что девелопер — это инвестиционный банк, и его задача — купить дешевле, а продать дороже.

К чему приводят попытки девелоперов строить собственные панельные заводы?

Если вы стали заводом, то ваша цель – дистрибуция панели. И тут начинается гонка, а точнее — бег в колесе: чтобы поддержать завод, нужен объём, чтобы был объём, нужен участок под застройку — складировать эту панель в виде конструкции под названием «дом» и попытаться это спихнуть покупателям. Панельный проект – самый «негибкий» с точки зрения продаж проект. Все вы стали заложниками собственного производства.

А если бы застройщики действительно искали новый для себя рынок, они бы его обязательно увидели. Никому до сих и в голову не приходит, что покупка квартиры порождает цепочку других покупок — от межкомнатных дверей до штор. Продавая квартиры с отделкой, мебелью и техникой, зарубежный застройщик делает до 25% прибыли за счёт UPsale. Но наш застройщик продолжает бегать по стройке и гонять бетонщиков. А потребитель всё чаще хочет получить готовое профессиональное решение в виде меблированной уютной квартиры, а не серую бетонную коробку (это мы уже доказывали здесь).

Но вместо поиска нового продукта застройщик продолжает искать прибыль в снижении издержек за счёт покупки панельных заводиков. В третьем тысячелетии, когда Apple показал путь к сверхприбыли, живёт такой тип «предпринимателей» — строитель бетонного уёбища.

Сергей Смирнов

Редакция не несет ответственности за содержание авторских колонок. Более того, редакция не всегда согласна с мнением автора, с его суждениями, в т.ч. и о третьих лицах, с его стилем изложения, но очень уважает свободу слова. 

Know­r­e­a­l­t­y.ru