Рабочий класс

Филологическая инквизиция, к которой принадлежит большая часть моих коллег, очевидно никогда не сможет поддержать со мной диалог на тему аренды коммерческой недвижимости нового поколения. Потому что за бесконечное комбинирование слов «коворкинг», «ивент-площадка», «воркплейс» и в лучшие-то дни можно было сразу получить крепкий ментальный хук, а уж в нынешние кризисные времена – и подавно.

Print Иллюстрация: Екатерина Васина

Тем не менее, реальность никак не скинешь со счетов: наступающая всё более грозными шагами экономическая безнадёга к новой социокультурной категории «вежливых людей» видимо скоро добавит еще одну – «грустных гуманитариев». Так что пока наши манжеты еще достаточно белы и накрахмалены, стоит потихоньку черкать на них «план Б», в котором всем этим труднопроизносимым американизмам найдется своё вполне практическое место.

Несколько агрессивно звучащий для русского уха «коворкинг» (по мнению одного моего негуманитарного знакомого «что-то среднее между кварками и орками») – всего лишь безобидная форма сдачи в аренду всем нуждающимся помещения, подготовленного для работы вне офиса.

Сама идея коворкинга в мировом масштабе насчитывает чуть меньше десяти лет, в российские столицы она пришла в мировой экономический кризис 2008 года, на волне масштабных сокращений творческой интеллигенции, а до русской провинции толком так и не доехала до сих пор. Там же, где идею коворкинга с разной степенью успешности все же пытаются реализовать, ставку делают на фрилансеров-журналистов, дизайнеров, программистов и копирайтеров, то есть всех тех ребят, которые обычно работают либо дома, либо в городских кофейнях.

Теоретический базис коворкинга гласит, что аренда рабочего места во внешнем пространстве дисциплинирует тех, кто привык дома периодически лениться за компьютером, и вдохновляет тех, кто часто погружается творческий кризис. Этому – опять-таки теоретически – способствует атмосфера коворкинга, в идеале отсылающая к креативным европейским офисам мегакорпораций типа Lego, Samsung или Facebook: огромные окна от потолка до пола, бескаркасная мебель, оптимистическая расцветка интерьера, супербыстрый Интернет и безлимитный капучино с пенкой в зоне рекреации.

На практике же под крупный коворкинг часто приспосабливают пустующие и уже полуразваленные цеха заводов, со всеми вытекающими особенностями внутреннего дизайна, и счастье, если у владельцев окажется достаточно ума, вкуса и денег, чтобы переделать это в удобное и функциональное пространство.

Маленькие коворкинги ютятся в обычных типовых офисах или слегка переделанных жилых квартирах, так что рассчитывать на что-то сверх скромного дешевенького офисного стола с розеткой и безлимитного кипятка в кулере здесь особо не приходится. Но это все-таки вполне реальный выход для тех начинающих предпринимателей, кому не по карману пока снимать отдельный офис, или для фрилансеров, которым нужно психологически усилить собственную трудовую дисциплину, или просто для тех, кто устал растягивать на целый день единственную чашечку эспрессо в городских кафе с безлимитным интернетом.

Интересно, кстати, что простая западная идея почасовой аренды стола и стула уже успела обрести в России свою национальную специфику: чтобы окупаться, русскому коворкингу недостаточно быть просто коворкингом. Он должен не просто давать своему клиенту возможность работать вне дома или офиса, но и гарантировать ему интересное общение, возможности для завязывания новых контактов и личностного роста. Именно поэтому коворкинг-центры всё чаще начинают экспериментировать с собственным форматом – то открывают антикафе, то организуют профессиональные тренинги, образовательные семинары, школы, презентации и прочие «ивенты». В общем, коворкинг a la Russe становится своеобразной вариацией на тему советского Дворца Пионеров «для научных сотрудников младшего школьного возраста».

Продвинутый вариант коворкинга носит звучное название «воркплейс» — это такое же специально подготовленное рабочее пространство, которое сдается в аренду представителям определенной профессиональной категории, например, только токарям-карусельщикам или только швеям-петельщицам, и полностью оснащается всем необходимым профессиональным оборудованием.

В России пока более-менее прижились воркплейсы для дизайнеров одежды и учебные центры для частных преподавателей, причем оба этих направления реализуются с 2013 года одной командой в рамках проекта под логично-лаконичным названием  Workplace.

Русский воркплейс в их концептуальной авторской аранжировке уже обзавелся собственным профессиональным глоссарием, вызывающим, правда, легкое ощущение того, что ты в Хоббитании: администраторов здесь называют Хранителями воркплейса, а проектам придумывают уютно-милые названия типа «Дом моды на Мельнице». Скрытый потенциал этого направления аренды коммерческой недвижимости внезапно проясняется скромно-мелким объявлением внизу сайта, предупреждающим о появлении псевдоворкплейсов (здесь вы можете ненадолго прерваться и придумать какую-нибудь забористую скороговорку с этим чудным неологизмом).

Вариант воркплейса – отличная находка для профессионалов, которые давно хотят открыть собственный маленький бизнес, но не готовы возиться с административной работой, что блестяще демонстрирует пример воркплейсов для частных педагогов. Этот формат также подойдет для тех специалистов, которым нужен временный профессиональный офис для ведения переговоров по заказам, от дизайнеров одежды и стилистов-декораторов до айтишников и копирайтеров на фрилансе. Наконец, воркплейс выручит многих ремесленников, которым разово необходимы какие-нибудь массивные станки или которым негде уже хранить свои рабочие материалы и профессиональное оборудование.

Вполне возможно, что в нерадужной финансовой перспективе ближайших лет именно коворкинги и воркплейсы станут для кого-то реальной точкой личного роста. И если вас не испугает отраслевой пиджин инглиш («воркплейс для хендмейдщиков», «коворкинг-хакспейс для хакеров»), сходите на бесплатный тестовый день, оцените устройство антистресс-зоны, пофлиртуйте с другими резидентами и засучите манжеты в преддверии нового этапа  своей внеофисной карьеры.

Мария Ерохина

Know­r­e­a­l­t­y.ru